Список форумов Chevy-Niva ФОРУМ ПЕРЕЕХАЛ!
Chevy-Niva
Клуб владельцев и любителей автомобиля Шевроле Нива
 
ГлавнаяГлавная ФорумыФорумы ТемыТемы ФотоальбомФотоальбом ПочтаПочта Chevy-Niva topic RSS feedRSS
ПРАВИЛАПРАВИЛА FAQFAQ ПоискПоиск ПользователиПользователи ГруппыГруппы ФлудФлуд
 ВходВход 
Тюнинг, ремонт и сервис Шевроле Нива - Нива777
Автопутешествие (2010): Аральское море, пустыня Аралкум
На страницу 1, 2, 3 ... 13, 14, 15  След.
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Chevy-Niva -> Отчеты о путешествиях
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:42    Заголовок сообщения: Автопутешествие (2010): Аральское море, пустыня Аралкум
Ответить на это сообщение

[ За треками стучитесь в личную почту ]

«…Я когда-то состарюсь, память временем смоет, если будут подарки мне к тому рубежу,
Не дарите мне берег, подарите мне море, я за это, ребята, вам спасибо скажу…»
Юрий Визбор




Дневник автомобильной экспедиции к берегам исчезающего Аральского моря
[7-23 мая 2010 года, пробег 7000км, участники Пермь, Оренбург]

Солнце и звезды, тепло и холод, ветер и редкий штиль степных просторов, солевая песчаная буря Аралкума и шум прибоя южного Аральского моря, верблюды и табуны лошадей, черепахи, скорпионы и змеи, глубокие колодцы с пресной водой и горько-соленые озера, разрушенные крепости древних караванных путей и кипящая жизнью Ичан-Кала, ржавеющие останки кораблей, гостеприимство и дружелюбие простых людей – все это наполнило две недели нашего путешествия, пролетевшего как миг.

Карта маршрута


День первый. "Счастлив, кому знакомо, щемящее чувство дороги..."
[7 мая, пятница, пробег 270км, движение 20:00-00:00]

Что можно написать о первом дне, приближение которого ждешь почти полгода? Пытаешься запомнить переживания, волнуешься, надеешься, думаешь о хорошем и отгоняешь мысли о плохом, в сотый раз проживаешь маршрут. Но впечатления первого дня размажет в памяти лавина впечатлений дней последующих. Пожалуй, главное переживание этого времени - «щемящее чувство дороги…». Оно накатывает и проходит, достигая своего апогея, с хлопком двери машины, посадкой в поезд или самолет. Дальше уже другие чувства. Закрыв двери автомобиля во дворе дома, мы на две недели погружаемся в другую жизнь, со своим течением времени. Медленно вкатываемся и исчезаем из города, готовящегося к празднованию Дня Победы. Редко разгоняемся до 80. На «зеленой парковке» звонок из Оренбурга. Сообщаем, что выдвинулись с опозданием, но уже покидаем Пермский край. В ответ, «ни гвоздя, ни жезла». Гвоздей не ловим, а с жезлом везет меньше. Не нарушая скоростного режима на трассе, скатываемся с горы под знак населенного пункта Деменево с превышением. Получаем единственный, забегая вперед, штраф на 100р. Рассеяны. Все мысли в завтрашнем дне и в предстоящей встрече. Куда-то бы еще приткнуться на ночлег. Планируем двигаться до двух часов ночи и потом искать придорожные мотели. С наступлением темноты супруга засыпает, повиснув на ремне безопасности. Сидение не раскинуть, сзади подпирает снаряжение.

День второй. Встреча экипажей.
[8 мая, суббота, пробег 1034км, средняя скорость 68км/ч, движение 00:00-23:45, остановки 9ч]

На север от Уфы трасса практически пустая. Толи в преддверии праздников, толи сама по себе несильно нагружена. За ночь встречаем с десяток встречных машин, да пару-тройку обгоняем. Проезжаем в темноте мимо одного населенного пункта, другого, третьего. Дороги объездные и проходят вокруг городов и сел. Крупных развязок нет. Надежда на мотели тает с первыми признаками рассвета, который застает нас на подступах к столице Башкирии в промышленной зоне нефтеперерабатывающего завода. В Уфе держимся указателей на METRO. Так и выезжаем в южном направлении на Оренбург. Пытаемся найти ночлег по справочному телефону с какого-то рекламного щита, но безуспешно. Около Толбазов останавливаемся отдохнуть на обочине, раскидываем в багажнике вещи, чтобы можно было разложить передние сидения, и на три часа засыпаем. Ни шум пролетающих мимо машин, ни раскачка кузова от воздушных потоков, образующихся за ними, не мешают спать. В 9 часов утра, когда вставшее солнце начало нагревать салон, собираемся и продолжаем движение. Дороги, за исключением нескольких мест, хорошие. На подъезде к Кумертау звонит Костя. Ребята в ожидании, сборах и проводах. По дороге фотографируем пейзажи и въезд в Оренбургскую область. Сворачиваем по предварительно присланным нам точкам к месту встречи, минуя заезд в город. Поворот на Самару, и за ним выплывает намытая до блеска Нива. Андрей и Костя из Оренбурга, Сергей и Юля из Перми. Знакомимся и «алга». Андрей резво стартует. Еле-еле поспеваем. Мчимся к границе, пытаясь переговариваться по рации:
- Это.. на.. заво.. сам.. луч.. в..
- Повтори, ничего не поняли..
- Эт-о зав-од хор.. бу-бу-бу пш-ш..
- Что он сказал?
- Завод какой-то перерабатывающий, вроде как неплохой.
Фуфло в общем, эти рации. Надо ставить CB. На въезде в Илекский район размениваем первую тысячу километров. Подъезжаем к российской таможне. Очередь небольшая, три машины, двигается достаточно быстро. Пока стоим, заполняем талончики пограничников, Андрей с Костей заклеивают борта Нивы наклейками. На границе с начала мая действуют новые правила: россияне оформляют декларации на таможне Казахстана, казахстанцы на таможне России. Паспортный контроль, беглый осмотр и мы на нейтральной полосе. Та же очередь, и мы за шлагбаумом таможни Казахстана. Паспортный контроль, миграционная карточка, декларация, временный ввоз, предложение обойтись без досмотра за 1000р с машины – отказываемся, полный досмотр. Все равно каждый вечер машину разбирать и каждое утро собирать обратно. Зато без мздоимства. У граждан, проходящих, как и мы, таможню, вызываем любопытство и ухмылки. «Дорог не бойтесь, бойтесь людей. Да они там умрут!». Стараемся не обращать внимания. В 19:30 въезжаем в Казахстан. Оформляем у попивающих пиво в вагончике страховщиков ОСАГО на две недели за 400р. По дороге на Уральск соблюдаем все ограничения. Дежурят передвижные посты и замеряют скорость в движении. На повороте к Бурлину останавливаемся в замечательной чайхане. Куырдак, жаркое, яичница, шурпа, чай – вкусно и сытно ужинаем. На подъезде к Уральску звоним Максиму, интересуемся проездом к озеру Челкар и договариваемся о завтрашней встрече. Вокруг Уральска грозы. Сгустившуюся темноту регулярно разрезают всполохи молнии. Крупными редкими каплями на лобовое стекло падает дождь, грозящий перейти в ливень. К полуночи понимаем, что проскочили в темноте нужные нам повороты на асфальтовые подъезды к озеру. Соваться в степь в преддверии грозы ночью просто глупо. Решаем искать ночлег у дороги. Сворачиваем с асфальта на берег безымянной реки и, немного отъехав от трассы, разбиваем лагерь. Ветер свирепствует. Палатки прячем за кузова машин. Чайкуем, отмечаем наступивший день победы, и по палаткам.

Оренбуржье


Встреча


День третий. Озеро Индер.
[9 мая, воскресенье, пробег 447км, средняя скорость 66км/ч, движение 10:30-21:30, остановки 4ч]

На завтрак ребята готовят курицу с лапшой. Замороженного бройлера везли из Оренбурга. Надо заметить, Андрей и Костя оказались заправскими кулинарами и всю дорогу баловали нас изысками. От Уральска за вчерашний вечер успели зря отмахать 60км. Возвращаемся в Подстепное. Покупаем местные SIM-карты Билайна для связи в Казахстане и с Россией по тарифу 6р/мин. Максим предлагает встретиться на АЗС КазМунайГаз за новым мостом через Урал. Лучшего варианта и не придумаешь - нам по пути, и в Уральск не заезжать, не терять время. За мостом стационарный пост. Как и в прошлом году останавливаемся и регистрируемся. На АЗС заправляемся до полного бака. В этом сезоне проблем с бензином нет, отпускают всем, сколько пожелаешь, на всех АЗС, и частных, и государственных. Подъезжает Максим с другом, дает ценные указания и контакты. Мы отдаем диск с прошлогодними фотографиями и расстаемся с надеждой, что когда-нибудь наши пути еще пересекутся. С АЗС поворачиваем на Атырау. На трассе тяжело – сильный боковой ветер и большая парусность из-за грузового бокса на крыше не дают разогнаться. Идем около 90км/ч при разрешенной скорости 110. В 15 часов обедаем на развязке у Чапаева. Через несколько часов добираемся до поворота на Индерборский. Через Урал достраивают мост, а пока функционирует паром. Переправа стоит 200т с машины. Долго ждем, пока на противоположном берегу не накопятся машины. На пароме нас окружает ребятня и интересуется, куда и зачем мы едем. «Делать вам нечего?» - спрашивают школьники. Тем временем дизельный «Терек» незаметно переправляет нас на противоположный берег. Местные жители, сигналя и не уступая друг другу дорогу, торопятся покинуть паром. Мы никуда не спешим. Проходим населенный пункт по пробитым заранее точкам и движемся в направлении озера на восток. Сворачиваем с разбитого грейдера к живописному урочищу. Пробивается и ручьем впадает в озеро горько-соленый источник. Белое по краям, изумрудно синее в центре, круглое, как блин, до горизонта раскинулось озеро Индер. Не удовлетворяемся фотографией сверху и спускаемся к источнику и озеру. На руках от воды белыми разводами остается соль. Дно озера, расположенные близко к воде палки, камни и растительность покрыты слоем кристаллов. Неподалеку находим оставленную кем-то кучу минералов слюдяного вида и решаем, что это и есть индерборит. Грунтовыми дорогами, в поисках места для ночлега, огибаем озеро с севера на восток, туда, где к берегу вплотную подходят чинкоподобные Индерборские горы. Берег здесь крутоват, ровные участки только у воды, сырые и кишат змеями, на машине не подъехать. Возвращаемся к северной части озера и находим подходящее, укрытое от ветра место, оказавшееся очень уютным. Ужин под звездным небом растягивается за полночь. Прямо над нами созвездия «Большой и малой медведицы», летают туда-сюда спутники. Далеко на востоке гроза. На противоположном берегу, там, где в центр озера уходят пирсы для добычи соли, одиноко горит в темноте и по-своему придает этому месту очарование, фонарь. Сверчки до рассвета затягивают свои трели.

Под Уральском


Кафе "Караван"


Посадки карагачей вдоль дороги


Это потом они станут обычным дополнением к пейзажу, а у первых обязательная остановка


Над урочищем с горько-соленым источником


Окружающие озеро Индер дороги


Берег, покрытый кристаллами соли


Даже вдали от воды все пропитано солью


Закат на озере Индер


День четвертый. Кульсары.
[10 мая, понедельник, пробег 476км, средняя скорость 56км/ч, движение 9:30-23:40, остановки 6ч]

Андрей с Костей стабильно встают рано. Пермяков приходится будить. Мы встаем тяжело. На мягких туристических матрасах спится сладко и крепко. У ребят проблемы с бытовым надувающимся матрасом – он травит и за 4 часа спускает полностью. Ночную тишину разрывает звук натужно работающего от прикуривателя насоса. Когда матрас спускает второй раз – самое время вставать и будить пермяков. Завтрак, сборы и в озеро мочить ноги. Для полноценного купания прохладно, да и отмываться нечем от соли в таких масштабах. Чтобы зайти на глубину по колено, приходится пройти метров 30 по острым кристаллам. На одежде, куда попадают капли воды, остаются белые пятна. Отмываемся теплой водой из чайника. На обратном пути с паромом везет, он на нашем берегу и как раз готовится отчалить. Заправляемся на развязке и к следующей точке навигации – месту раскопок Сарайчик – города золотоордынского периода. В излучине Урала, меняющего свое русло в течение весеннего половодья, река размывает место раскопок городища. Скопление скелетов сотен или тысяч людей. Давно истлевшие кости погибших хрустят под ногами. На береговом срезе угадывается, что огромный слой земли насыщен останками людей. Просто братская могила какая-то. Смотрителя этого музея под открытым небом мы не нашли и поспешили покинуть это жутковатое место. При подъезде к Атырау решаем найти баню или сауну и помыться, чтобы не тратить время в Бейнеу, куда мы, так или иначе, планируем добраться поздно вечером. Находим сауну на въезде в город. Отдельный гостиный дом для проведения банкетов и свадеб. Хозяин, хивинец, сдает нам сауну за 5000 тенге в час. Душ и бассейн в нашем распоряжении. В чайхане за Доссором останавливаемся отдать прошлогодние фотографии. Ни мы никого не узнаем, ни нас. Только по фотографиям удается найти общий язык. Идет какое-то переселение. Бывшие хозяева уехали в Махамбетский район севернее Атырау. В самой чайхане идет ремонт, горячего нет. Не солоно хлебавши, держим путь в Кульсары. В шуме ветра и трансмиссии улавливаю посторонний звук, решаю, что «заплясала» на ветру крышка бокса. Останавливаемся. С боксом все в порядке. Начинаем движение, разгоняемся до 80, посторонний звук усиливается и превращается в отчетливый «рык-рык-рык», идущий откуда-то из-под машины. Снова на обочину, приподнимаем домкратом мост и определяем в левом колесе люфт. Подшипник полуоси. Событие сильно огорчает. До Кульсаров 40км. Андрей и Юля незамедлительно отправляются на поиски сервиса. Мы с Костей медленно отправляемся вслед. Проезжаем знакомые отвороты на Аккергешен и Актолагай. За час добираемся до Кульсаров. Ребята уже купили подшипник полуоси от 21й Нивы и договорились со слесарем. Сервис поражает своей оснасткой – разного вида новенькие подъемники, ровные как в гипермаркетах наливные полы и, как скажет потом Костя, «рукастые мастера». Спасибо парням. Полуось сняли быстро, а вот со сбросом замка подшипника ребята помучались сильно. Поддался он только разогреваемый сваркой прямо под прессом. Ремонт – 4000 тенге. Время к полуночи, периодически поливает мелкий дождь. Решаем поужинать в чайхане на въезде в город и на сытый желудок принимать решение о переезде в Бейнеу. По информации от Максима, дядя Леша уехал в Россию, поэтому в Бейнеу нас никто не ждет. В чайхане на ужин ничего нет. Приходится вернуться на трассу. В 8км в сторону Доссора есть неплохая, по прошлогоднему опыту, чайхана. Хозяйка и в этот раз не подводит. Дальнобойщики за ужином рассказывают о непогоде в Бейнеу, поэтому ищем ночлег в Кульсарах. Желание ехать ночью сквозь дождь никто не проявляет. Приют находим в гостинице Ташкент – на выезде из города в сторону Бейнеу. За 700 тенге с человека устраиваемся в комнате с четырьмя кроватями, удобства на улице. По дороге к ним можно запнуться об уснувшего во дворе верблюда. Эконом-вариант, большего нам и не надо.

Непогода на востоке, так и не дошедшая до нас


Пена у берега


Лагерь


До глубины шлепать и шлепать


Костя отмывается от соли


Остатки столицы Ногайской Орды, разрушенной до основания в 1580-81 годах


Из обрыва берега торчат человеческие кости


Останки людей по всюду


День пятый. Граница.
[11 мая, вторник, пробег 554км, средняя скорость 73км/ч, движение 9:00-23:00, остановки 6ч]

Настойчивый будильник Андрея заставляет всех рано подняться. Сегодня надо пройти границу и нагнать график, пока он не поплыл из-за поломки. Завтракаем по договоренности в чайхане. Короткие сборы и выезд в Бейнеу. Перед Опорным останавливаемся размяться и очистить лобовые стекла от насекомых, размазанных по ним. В Бейнеу ребята покупают тенге и воду. Заправляемся под завязку 92м – по 4 канистры. У местного супермаркета встречаем россиян, кто-то вернулся с Мангышлака, кто-то из Узбекистана. Все полны впечатлений. Объединившаяся группа планирует отправиться на Аральское море. У нас все еще впереди. Мимо проезжают англичане на горных велосипедах – едут из Лондона в Монголию, восемь месяцев в общей сложности. На выезде из Бейнеу Андрею вручают документ для передачи на таможню. Едем с надеждой, что выезд из Казахстана гонцам будет легким. От Бейнеу до Акжигита и границы 80км грейдера. Очереди на таможню из легковых машин нет. У дальнобойщиков своя очередь. Останавливаемся перед шлагбаумом. От прошедших недавно дождей кругом грязь. Граница в ужасном состоянии, но есть надежда, что в ближайшем будущем свои посты приведут в порядок и Казахстан, и Узбекистан. Стройка, во всяком случае, ведется с обеих сторон. Внутренние российские паспорта здесь уже не принимают. Начальник пограничников Жарас без всяких проволочек пропускает нас на территорию поста. С Андреем идем к таможенникам, вручаем пакет документов, которые оказываются не очень-то и нужными. Из здания таможни нас выгоняют на улицу. В порядке очереди сдаем декларации и обязательства вывоза автомобилей. На выезде с поста полчаса стоим в очереди в миграционную службу. Знакомимся с дальнобойщиком из Литвы. Как и мы, он впервые здесь. Везет в Узбекистан саженцы из Австрии. От местных реалий в шоке и говорит, что шеф в следующий раз сам поедет сюда. Фотографировать это безобразие, якобы, запрещено, но и нам, и литовцу удается сделать несколько снимков на память. Подходит наша очередь. Сдаем миграционные карты и переезжаем к границе Узбекистана. Разбираемся в порядке оформления документов на въезд. Получаем декларации на каждого человека в двух экземплярах и заполняем их. Регистрируемся у начальника таможни, пытаясь, по совету москвичей, заполучить справку об экологическом сборе. На что получаем ответ, что никаких справок таможня не выдает, даже за вознаграждение. Затем проходим паспортный контроль. Штамп в паспорте дает право пребывать в Узбекистане до 5 дней, на пятые сутки, будьте любезны, зарегистрируйтесь. Водители оформляют временный ввоз. После всех процедур въезжаем на пост для формального осмотра. Под пожелания счастливого пути и хорошего отдыха нас отпускают. Узбекистан приветлив уже на таможне – нас приглашают в Хиву, Самарканд, Ташкент. Выражают искреннюю радость гостям! За шлагбаумом покупаем сомы. Один рубль – 70 сом. Меняем по 5 тысяч рублей. Пытаемся было проверить полученные пачки, но почти сразу отказываемся от этой идеи. Озадаченные простым прохождением границы готовимся к проблемам на постах ГАИ в Каракалпакии и Жаслыке. До Каракалпакии рукой подать. Дорогу преграждает шлагбаум со знаком STOP. Идем на поклон в вагончик.
- Кто такие, куда, туристы?
- Да, туристы из России, едем Хиву посмотреть.
- А Бухару, Самарканд?
- Э, брат, нет времени, отпуск маленький, на обратном пути еще в Муйнак надо заглянуть.
- Понятно, ну езжайте!
- Как езжайте, а экологический сбор?
- Какой сбор, не нужно вам ничего, вы же туристы.
- Как какой сбор, со всех берете, а с нас? Нам потом не нужны проблемы.
- Не нужно это вам, у вас и машины новые, и туристы вы, не нужно, езжайте!
Регистрируемся в журнале и, в недоумении, проезжаем распахнутый перед нами шлагбаум. Отъехав немного, останавливаемся на обед из всякого рода мясных и овощных консервов. Впереди Жаслык – последний пост, где мы ожидаем проблемы. До него больше сотни прямой асфальтированной трассы. По дороге встречаем группу мотоциклистов, возвращающихся, по всей видимости, со слета «Солнце Ташкента». Приветствуем друг друга на ходу. Без перерыва дующий ветер поднимает в небо пыль и песок, солнца не видно. Подъезжаем к Жаслыку. Рядом с ним, по сведению Андрея, находится тюрьма для пожизненно заключенных. Поэтому здесь и на близлежащих постах дороги перегорожены шлагбаумом. Все машины подвергаются регистрации. Останавливаемся и с документами идем на пост. Никакого намека на экологический сбор! С наступлением темноты дорога неожиданно оживает. Не то, что без ближнего света, без габаритных огней выплывает колонна Уралов и Камазов и растворяется в песчаной буре. В темноте и пыли нагоняем график, подъезжаем к сору. Ночевку находим посреди такырной площадки. За ужином, в свете фонаря, Костя обнаруживает скорпиона, становимся осмотрительнее. Под впечатлением от простого въезда расходимся спать.

Дворик приютившей нас чайханы "Ташкент"


Трасса Кульсары-Бейнеу


Оттирка насекомых


Переезд у Опорного


Придорожные кустарники


Москвичи, вернувшиеся в Бейнеу с Мангышлака


Улицы Бейнеу


Заправка 92м


Таможенный пост Казахстана


Узбекские сомы, 1 рубль - 70 сом


Обед на капоте за постом ГАИ в Каракалпакии


Трасса Каракалпакия-Жаслык


Пост ГАИ у Жаслыка


Контрабандисты под прикрытием пылевой бури


День шестой. Приветливый Узбекистан.
[12 мая, среда, пробег 424км, средняя скорость 59км/ч, движение 10:30-22:30, остановки 4ч]

Утром съезжаем к заготовительному заводу на соре Барсакельмес. Проржавевшие грузовики доставляют техническую соль для погрузки к вагонам. На поверхности сора, в колеях и углублениях лужи. Кроме курсирующих Уралов и линий электропередач, уходящих в центр сора, глазу не за что зацепиться. Водители останавливаются сказать нам, что мы явно заблудились, Аральское море в другой стороне. Узнав наши цели, приглашают почайковать в бытовку. Для фотографии съезжаем с подсыпанной гравием дороги на сор. Поверхность удерживает груженые солью машины, выдержит и нас. Арки, резина, рычаги покрываются белым налетом. Фотографируемся и на трассу. Через 40км, у солевого завода, спускаемся с плато на Туранскую низменность. Слева на север, в сторону Урги и остатков Аральского моря, уходит восточный чинк плато. Пустынные пейзажи еще зеленого Устюрта сменяются домиками-мазарами, деревьями вдоль дороги, огородами и бахчами. Вдоль обочин курсируют ослики с тачками и велосипедисты, встречаются трехколесные трактора, предназначенные для обработки хлопковых полей. В Кунграде нас бурно приветствуют. И дети, и взрослые машут рукой, водители машин сигналят. Мы отвечаем в ответ, и это входит в приятную привычку. От Кунграда до Нукуса дорогу готовят к капитальному ремонту и приведению ее к высокому статусу «Шелкового пути». Пока расчищают обочину и меняют гидротехнические сооружения. Останавливаемся в чайхане пообедать. Дождавшись яичницы и чая, выясняем, что шурпа будет через час. К сожалению, такой неспешный обед мы себе позволить не можем. На въезде в Нукус мост через Аму-Дарью. Воды нынче много, и шлюзы открыты во все каналы. Предыдущие четыре года были безводными и малоурожайными для Каракалпакии. По дороге на Ургенч съезжаем с асфальта и грунтовками приближаемся к развалинам Чильпак-Калы. Фотосессия первой на пути крепости затягивается надолго. OrenFishing даже успевает съездить закинуть удочки в Аму-Дарью. Проезжаем хребет Каратау, первые отроги великих гор. Вполне сносная асфальтированная дорога идет посреди невысоких барханов Кызылкум. Ближе к Ургенчу снова появляется зелень. Воздух становится немножко душным и наполняется новыми ароматами. Воды здесь больше, кругом каналы и арыки. Ургенч невольно напоминает тихий курортный городок, только без моря. Путаемся в поворотах, останавливаемся, спрашиваем дорогу на Хиву, разворачиваемся, и так несколько раз. Случилось даже, что притормаживая спросить у мальчика на перекрестке нужное направление, он, не дожидаясь моей остановки и вопроса, загодя махнул рукой в сторону понтонной переправы через Аму-Дарью. Сигналим в знак благодарности и выезжаем к месту стройки моста через широко разлившуюся реку. Вдоль стройки натянуты понтоны, соединенные в плавучий мост. Шаткий, скрипучий, латанный-перелатанный мост оказывается платным. Не останавливая свою машину на посту и отвечая, что наверняка гостям проезд бесплатный, пермяки продолжают движение. А Оренбург останавливается и отдает таксу в 800 сом (около 10 рублей). Нам даже стало неловко за свою наглость. За переправой на Хиву идет автострада. Вечерний прохладный воздух освежает. В Хиве по наитию выезжаем к северным воротам. Стена крепости старого города Ичан-Кала исполином вырастает перед нами. Проход и проезд со стороны северных ворот бесплатный. Перед воротами оставляем машины и отправляемся на поиски отеля «Zafarbek». Максима, конечно же, помнят. Нас устраивают в комнаты со всеми удобствами за 15$ с человека в сутки. Во дворе двухъярусной гостиницы цветут розы, вдоль стен стоит старая посуда и украшенные резьбой двери. После ночевок в палатках ночная Хива кажется нам раем. Наскоро приводим себя в порядок, размещаемся, сдаем паспорта для оформления регистрации и отправляемся ужинать, погружаясь в восточную сказку.

Лагерь над сором Барсакельмес


Скорпион


Транспортировка соли


Сор Барсакельмес


Черепаха на дороге


Здесь заканчивается плато Устюрт, его восточный чинк уходит на север


Изготовление кирпичей


Свадьба


Чильпак-Кала и Кызыл-Кумы (красные пески)


Андрей и Костя наверху


Приветливые узбеки


Стройка автомобильного моста через Аму-Дарью к Хиве


Последний раз редактировалось: U_Serg (Вт Авг 24, 2010 08:58), всего редактировалось 56 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:42    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

День седьмой. Ичан-Кала.
[13 мая, четверг, дневка]

Завтрак и регистрация (5$) включены в стоимость проживания. К моменту нашего подъема стол уже накрыт. Очень хочется отметить домашнее варенье из инжира – просто объедение! Хозяин отеля еще вечером пообещал экскурсовода. Экскурсия длится не менее 6 часов. После двух часов мы с супругой отправляемся в свободное плавание по старому городу. Нам не удается совместить экскурсию с фотографией и видеосъемкой, все время отстаем. Ребята до обеда бродят по музеям. В старом городе кипит жизнь – люди пекут в тандырах лепешки, выращивают на скромных участках земли розы, стирают и сушат белье, подметают улицы, женщины нянчатся с детьми, целые семейные подряды заняты изготовлением сувенирной продукции, которая продается тут же на базаре. Косяками ходят группы туристов. Французы, итальянцы, германцы, узбеки из других городов, школьники и студенты. Россиянина встретили только одного, да и то в коллективе с норвежцем. Может быть еще не сезон? Молодые узбеки почти не владеют русским языком. Общаемся со старшим поколением. К обеду приносим в гостиницу первую партию купленных сувениров. Центр Ичан-Калы гудит, но шум этот приятен и не утомляет. На обед отправляемся искать чайхану с готовым пловом. Вечером плов можно и не найти. За столиком уютной чайханы темп нашего путешествия падает окончательно. Мы перестаем куда-либо спешить и просто наслаждаемся происходящим вокруг. Зеленый чай, двойной салат из уже поспевших овощей и зелени, плов, приятное хивинское тепло и низкий тембр бурлящей вокруг жизни умиротворяет. У ребят заканчивается экскурсия, и они сменяют нас в чайхане. А мы снова на базар, в караван-сарай и по лавкам в узеньких улочках. Вечером, совершенно устав бродить по Хиве, встречаемся с ребятами в гостинице. За столом во дворе намечаем дальнейшие планы. Покидать Хиву никому не хочется, и к дневке добавляется еще половина завтрашнего дня, в конце которого переезд в юртный лагерь. За планами пропускаем закат. Но снимаем вечернюю Хиву с крепостной стены. Ужинать отправляемся вместе. По пути в центр заглядываем в Интернет-кафе. В чайхане пренебрегаем столами и располагаемся на дастархане. Жизнь вечером замирает еще сильнее. Исчезают с улиц группы туристов, улицы пустеют и затихают совсем. Оконные проемы старинных зданий, арки, башни, целые здания окрашиваются в различные цвета ночной подсветки. На небо высыпают звезды. После вкусного и недорого ужина (950р на четверых), удобно расположившись на подушках, можно невольно остаться и на ночь. И, что интересно, вас никто не прогонит!

Серия фотографий "Ночная Хива"









Серия фотографий "Своими руками"

























Серия фотографий "Лица"























Серия фотографий "Хива"





























Последний раз редактировалось: U_Serg (Сб Авг 21, 2010 20:46), всего редактировалось 26 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:43    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

День восьмой. Юртовый лагерь Аяз-Кала.
[14 мая, пятница, пробег 122км, средняя скорость 51км/ч, движение 15:30-20:00, остановки 2ч]

Встаем поздно. После вчерашней экскурсии даже Андрей с Костей спят долго. За завтраком Костя разживается самым вкусным подарком – двухлитровой банкой домашнего варенья из инжира. Время до обеда посвящаем базарам, лавочкам, караван-сараю – сувенирам, подаркам, памятным вещам, продуктам в дорогу. Хитом среди подарков становится посуда. Чайники, пиалы, блюдца и блюда, фабричные и ручной работы. Все это бережно упаковывается в дальнюю дорогу, в которую после обеда, простившись с Хивой, мы и отправляемся. На переправе честно платим взнос. На въезде в Ургенч выстаиваем огромную, по нашим меркам, очередь на АЗС. Заправляем баки 80м бензином. Хотя местные советуют заправлять все, что есть, так как в выходные бензина не будет совсем. Под нагрузкой кратковременно начинают клацать клапана, машины перестают тянуть, но никаких критических последствий для моторов не наступает. По пути в юртовый лагерь заезжаем на развалины Кызыл-Кала и Джанпык-Кала. Остатки стен и внутренних строений крепостей давно облюбовали ласточки и суслики. На полях кипит работа. Готовые бахчевые чеки заливают водой из каналов. Дорогу на Аяз-Калу, среди множества отворотов через каналы к полям, нам помогают искать и простые жители, и человек в форме (толи милиционер, толи сотрудник ГАИ) на служебном транспорте, проводивший нас до нужного отворота. До крепости и лагеря ведет асфальтированная дорога. Зеленая долина остается позади. Дорога забирается на холм, за которым только пески. По одну сторону от дороги располагается юртовый лагерь для туристов, по другую, занимая вершину холма, крепость Аяз-Кала. За лагерем, вдалеке, белое, как сор, сверкает озеро Аяз-Коль. В лагере с десяток юрт и ряд хозяйственных сооружений. Свободной оказывается только одна юрта, под номером 9. Остальные уже успели занять знакомые по Хиве туристы из Франции и другие гости. Юрту нам сдают за 15$ с человека – только ночлег. Вечером в юртах, куда успели провести провода, загораются лампочки. Электричество от аккумуляторов, которые в дневное время заряжаются солнечными батареями. Лагерь оборудован душем, туалетами и умывальниками. Привозная вода закачивается в большие баки, установленные на крышах душевых, там же она и нагревается за день. Лагерь существует более 10 лет и в последнее время пользуется особенной популярностью. Питание готовят по-настоящему, на дровах, но ее можно не заказывать, как и душ. Цена полного пансиона возрастает до 60$. Мы, пресытившись национальной кухней в Хиве, готовим свежую картошку в мундире.

Заправка 80м в Ургенче


Ослик с тачкой


Кызыл-Кала


Джанпык-Кала


На бахчах кипит работа


Город ветров - Аяз-Кала


Юртовый лагерь




На бархане Кызыл-Кумов


Вид на лагерь с крепостной стены


Остатки угловой башни


Стоящая отдельно от основной на возвышении крепость


День девятый. Муйнак.
[15 мая, суббота, пробег 466км, средняя скорость 60км/ч, движение 9:30-22:15, остановки 5ч]

Восточная сказка заканчивается, и мы возвращаемся в суровые будни туриста. На сегодня большой план – оказаться за Муйнаком на плато. Без остановок доезжаем до Нукуса и ищем АЗС для полной заправки, чтобы хватило до Бейнеу. Шланги обернуты вокруг колонок – бензина «жок». Работают только газовые АЗС. Имея стратегический запас топлива в канистрах, решаем искать бензин в Кунграде. Выезжаем из Нукуса и на объездной дороге находим все-таки заправку с 80м бензином. Не гнушаемся, понимая, что и в Кунграде, и в Муйнаке нас может ждать аналогичная картина. Заправляем все емкости, которые успели опустошить, горючим по цене 15р за литр. От бензина не несет нефтяными помоями, в отличие от 92го, который мы купили в Бейнеу. На участке дороги, где проводятся подготовительные к ремонту работы, нас останавливает инспектор ГАИ. Зона действия знака с желтым фоном ограничивает скорость до 40км/ч. Мы ехали в районе 70ти.
- Сколько ехали?
- Да где-то в районе 60ти, медленно ехали.
- Здесь идет ремонт, 16км зона ограничения скорости 40км/ч.
- Ну… Так знаки давно были, столько перекрестков проехали.
- Это желтые знаки, отмена их только здесь, вон, в ста метрах отмена висит.
- Ну… Брат, так мы и так медленно ехали, 40 и ехали, нас все обгоняют, мы все ограничения соблюдаем, никого не обгоняем, не подрезаем.
- А ремнем были пристегнуты? Нет, наверное?
- Ремнем мы всегда пристегиваемся, а въезжали даже с фарами, потом нам сказали, что не нужно, правда?
- Правда. Ладно, езжайте…
-Спасибо!
На въезде в Кунград останавливаемся пообедать и, памятуя прошлый опыт, интересуемся приготовленными блюдами. Долго ждать не приходится. Заказ нам приносят на дастархан, установленный на улице в тени навеса, под который мы загоняем и машины. По дороге в Муйнак встречаем мало машин. В основном это старые пассажирские автобусы и буханки, передвигающиеся на газовом конденсате. Баллоны с ним устанавливают на крышу автомобилей. Перед городом фотографируемся у обелиска с гербом, потерявшим за последние десятилетия свою актуальность – рыба на фоне морских волн. Разлившаяся вода на подъезде к Муйнаку несколько озадачивает и настораживает. Если так сильно разлилась река этой весной, что будет с дорогой по дну к плато? За обелиском, через километр, останавливаемся на посту ГАИ для регистрации, которая затягивается из-за того, что нам пытаются организовать проводников к кораблям, о местоположении которых нам и так хорошо известно. Но нужный человек оказывается вне зоны доступа, и мы благополучно покидаем пост. Части кораблей, еще видных на снимках из космоса в Google Map, уже нет. Только возле памятника Аральскому морю (1960-2010) сохранилось с десяток маломерных суден, охраняемых сторожем. Эти корабли уже не сдадут в металлолом. Они свезены сюда и представляют собой музей (кладбище) под открытым небом, свидетельство гибели Аральского моря. Местные мальчишки, никогда не видевшие моря, прибежали полюбопытствовать на туристов. Русским языком мало-мальски владеет только самый старший из них. С остальными приходится объясняться жестами. Ребята с удовольствием фотографируются на корабле. По рассказу сторожа, разлив под Муйнаком не что иное, как обнесенная дамбой запруда канала – озеро Рыбацкий залив, чтобы местные жители могли обеспечить себя водой и рыбой. Размой дамбу, и вся вода за считанные часы впитается в барханы. Тоненькой струйкой, теряясь в песках, уходят вдаль «излишки» воды. Туда, за 30км от старой береговой линии порта, отгоняли большегрузные морские корабли, в надежде, что море вернется. По информации от того же сторожа, эти корабли сданы в металлолом. Воды не хватает элементарно на то, чтобы пропитать влагой восточную часть Аральского моря. Ветер разносит с обсохшего дна на сотни километров вокруг соляную пыль – песчаные бури Аралкума. С очередными «басурманами» мимо памятника проезжает дядя Володя, знакомый по статье «На дне» журнала «АВТОревю». Андрею удается выяснить, что дорога на плато сухая и проезжая. После Муйнака проезжаем поселки Токмак и Учсай. Теперь они живут газовыми промыслами. Дорога по дну залива Ажибай усыпана ракушками погибших малюсков. На развилке дорог, чтобы определиться с дальнейшим направлением, разворачиваем ноутбук Андрея и проводим «рекогносцировку». Обе накатанные дороги, надо понимать, приводят в итоге к подъемам на плато. В сгущающейся темноте выбираем короткий путь, около 40км от развилки в западном направлении. Проводим наблюдение, что наша высота до появления на горизонте чинка остается неизменной. Дно в этой части моря плоское и глубина его была, если верить картам, около 3м. Появление чинка из пылевой завесы вызывает общий восторг. Подъем на плато извилист и местами очень крут, приходится подключать и «первую пониженную». На плато разгулявшийся ветер сносит с ног. До воды южного Арала уже не успеваем, возвращаемся и оборудуем лагерь в средней части нашего подъема. Чтобы укрыться от ветра, ставим близко друг к другу машины и закладываем проемы канистрами с топливом и емкостями с водой. В образовавшейся воздушной подушке и существуем.

Арба


Трехколесный трактор


По дороге в Муйнак


Обелиск "MOYNAQ"


Памятник на центральной улице


Последний причал




















На дне залива Ажибай










День десятый. Южное Аральское море.
[16 мая, воскресенье, пробег 190км, средняя скорость 30км/ч, движение 10:30-21:00, остановки 4ч]

Ночью ветер немного стихает. Небо звездное, информирует Костя, выползая накачивать матрас. Утро и правда оказывается ясным и дает возможность осмотреться вокруг. Котловина Аральского моря до горизонта плоская. Абстрагируешься, и кажется, что внизу вода. Ветер берется за старое, и мы наблюдаем, как на востоке возникает, медленно растет и приближается к нам пылевое облако. Через час мы оказываемся в нем, дневной свет снова меркнет и видимость падает до полутора-двух километров. С плато невозможно разобрать, что творится внизу. Вдоль чинка движемся на север, к мысу Актумсык. Именно у него глубоководная часть южного Аральского моря замедлила свое высыхание. Не сразу определяем с плато, что размытая белая полоса внизу – граница воды и суши. За слабо различимой полосой марево немного темнее. Буря скрывает от нас масштабы моря, которое прячется за пылевым облаком. Начинаем длинный спуск по серпантину. Ныряем в овраги и поднимаемся на гребни давно отколовшихся от основного плато чинков. Дорога выплывает на ровное песчаное дно. Впереди, в километре, отчетливо видна пенная полоса и волнующееся море. Подъезжаем к понтонному звену, одиноко лежащему на берегу, и выходим из машин. Пожалуй, меньше всего мы ожидали услышать шум прибоя и увидеть большие волны на Арале. Поэтому увиденное и услышанное производит сильное впечатление. В нескольких десятках метров видна граница глубоководной части. Волны там с ревом плещутся и, натыкаясь на мель илистого дна, почти бесшумно, легкой белой пеной, докатываются до наших ног. Ветер срывает ее клочки с воды и уносит их на песок. Топкий берег усыпан ракушками. Не искупаться нельзя. Увязая по колено в черном иле, проваливаясь в чужие следы, заходим по пояс. Волны норовят сбить с ног, накатывают одна за другой. Неестественные ощущения от купания. Продолжающееся усыхание южного Арала в недалеком будущем обнажит глубоководную котловину. В настоящее время море сохнет в почти неизменяемых по вертикали границах. Обедаем на понтоне под шум прибоя, обсуждая варианты дальнейшей дороги. Вдоль берега, с юга на север, тянется канава – выкапывается ставшая ненужной труба газопровода. Вариант выезжать на северный конец недостроенной военной дороги отпадает по этой причине. Движемся на юг, в надежде найти переезд до широты Комсомольска-на-Устюрте. Встречаем Урал, везущий бытовку. По-доброму завидуем огромному, по пояс, клиренсу. У водителя узнаем, что недалеко есть переезд, а за ним и грунтовка на Жаслык. Дороги тяжелые для штатной Нивы – глубокие колеи и пухляк, скрывающий ямы. Из-за подношенных передних амортизаторов машину приходится вести, не допуская раскачки, иначе бьемся защитой о грунт. Отстаем. Вездесущая пыль залепляет подветренную правую часть машины так, что выйти пассажиру становится проблематично. На подъезде к Жаслыку, зазевавшись, без последствий пропускаем ряд поперечных колей. Дорога приводит точно к чайхане Фархата. Договариваемся о ночлеге и ужине с хозяином. Условия спартанские – пустая душная комната с ковром на полу. Из шланга, брошенного на полив виноградной лозы, привезенной из России, нам разрешают помыть во дворе машины. Перед ужином отмываемся от пыли и сами. Холодный душ освежает, но накопившаяся усталость все равно валит с ног.

Утро на чинке


По пути к Южному Аральскому морю


За маревом угадывается береговая линия


Прибой


Ставшее классическим место на Южном Арале


Подъем на чинк


На пыльном плато Устюрт


Последний раз редактировалось: U_Serg (Сб Авг 21, 2010 20:50), всего редактировалось 11 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:43    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

День одиннадцатый. Возвращение в Казахстан.
[17 мая, понедельник, пробег 270км, средняя скорость 64км/ч, движение 9:00-22:30, остановки 9ч]

Утром, провожая, Фархат вручает нам пару бутылок Кока-Колы, замороженной в лед. Как знал, что день на границе будет утомительным. Без задержек проезжаем посты ГАИ у Жаслыка и Каракалпакии. Даже из машины не приходится выходить. Подъезжаем к границе и встаем в конце огромной, явно не сегодняшним утром сформированной, очереди. В машинах перед нами по 5-7 человек. Динамики никакой. Оформляем документы: получаем и заполняем по две декларации на водителя и пассажира, регистрируемся у начальника таможни, сдаем регистрацию и проходим паспортный контроль, сдаем обязательство вывоза автомобиля. Остается заехать на пост, пройти осмотр и двигаться дальше. Но очередь продвинулась за это время на пару машин. Накануне, из-за маленькой пропускной способности таможни, на границе случилась драка. Поэтому пограничники строго соблюдают очередь, согласно своему списку. Наши, надо заметить, несправедливые, попытки обойти это правило ни к чему не приводят. К полудню номеров наших машин в списке даже не появляется. Упорствует нашему пропуску только один человек – НАТОвского вида пограничник на шлагбауме. Пытаемся и просто просить, и машем официальной бумажкой с регистрацией маршрута, и предлагаем вознаграждение. Без толку. Порядочно достав пограничника, пытаемся дремать в машинах. Терять оставшийся день и проводить ночь перед шлагбаумом безумно не хочется. В обеденный перерыв пограничники меняются, и ребятам удается договориться о нашем въезде. Таможенникам мы уже примелькались, и они без препятствий нас выпускают. На таможне Казахстана обеденный перерыв. Ждем его окончания и готовимся брать границу «штурмом». Но подошедший пограничник, открывая шлагбаум, машет нам рукой. «Проезжайте!» Глазом не успеваем моргнуть, как проходим паспортный контроль и получаем миграционные карты. Переезжаем в зону таможенного контроля, оформляем декларации и временный ввоз и въезжаем в Казахстан. Без остановок долетаем до Бейнеу. Местное время 17 часов. Решаем зарегистрироваться, так как есть вероятность задержаться в Казахстане больше пяти суток. В миграционной службе получаем образец заявления, оформляем свое и пытаемся собрать всевозможные регистрационные печати – входящий номер, отметка криминалиста, начальника полиции. Начавшаяся быстро процедура оформления запинается на криминалисте. По новым порядкам, вызывающим сомнение, нас должны сфотографировать, снять отпечатки пальцев и зарегистрировать в базе. К концу рабочего дня, спустя полтора часа ожидания в очереди, нам ненавязчиво предлагают эту процедуру облегчить. Платно. Вежливо от услуги отказываемся. Дело чести закончить поездку без взяток. Заходим к криминалисту и забираем со стола наши документы. На выходе, на удачу, заглядываем в миграционную службу с просьбой поставить нам печати без зарегистрированного заявления. Поняв в чем дело, девушка решает нам помочь. Задержав на рабочем месте криминалиста, начальника миграционной службы и начальника полиции, мы получаем в карточки печати. На главной площади, где сосредоточены банки и круглосуточные банкоматы, обналичиваем тенге на обратную дорогу. Заглядываем в супермаркет за свежими продуктами и водой. Заправляем все емкости бензином и выезжаем из Бейнеу в восточном направлении, в сторону виднеющихся чинков плато. Через полчаса сворачиваем с грейдера в степь и разбиваем лагерь. Бейнеу скрывается за перегибом плато, так что огни города нам не мешают. Тяжелый день утомил, а ведь могли быть еще на границе.

День двенадцатый. Плато Устюрт.
[18 мая, вторник, пробег 284км, средняя скорость 38км/ч, движение 10:00-21:00, остановки 4ч]

Утром возвращаемся на грейдер к газовому месторождению и продолжаем движение по нему, пока он не начинает забирать на север, отклоняясь от нашего курса. Поворачиваем на грунтовку и безлюдным плато движемся на Туруш, с целью подрезать хорошо читаемое в Google Map направление на Бозой. У поселка встречаем стада пугливых верблюдов, которые неуклюже обращаются в бег при виде наших машин. Видимо человек в этих краях большая редкость. Осторожно пересекаем ряд поперечных колей, ведущих в поселок, и ложимся на промаркированный в навигаторе курс. Несколько параллельных дорог идут в одном и том же направлении, то далеко расходясь, то сближаясь друг с другом. На одной из развилок, нечаянно, проверяем это. Грунтовки имеют глубокую колею. Постоянно скребем днищем и собираем на защите траву с грунтом. Как ни странно, намеков на возгорание собранного на защите гербария ни на одной из машин нет. Периодически, для контроля, заглядываем под капот и держим близко воду и огнетушитель. К обеду подъезжаем к большому сору Асмантай-Матай и останавливаемся на отдых на мысе близлежащего горько-соленого озера. Мыс сформирован ракушечником, указывающим, что и здесь, наверху плато Устюрт, когда-то было море. Вокруг сора сосредоточено множество «стрел». Одна из них находится недалеко от нашей стоянки. После обеда отправляемся на ее поиски. Стрела достаточно хорошо сохранилась. Ее масштабы с высоты человеческого роста остается только угадывать. Полуразрушенная кладка стен расходится в разные стороны от острия, у которого мы оставили машины. В изгибах наконечника стрелы выкопаны и также выложены камнем углубления для загона животных. Обойдя стрелу по периметру, возвращаемся к машинам. Интересно было бы посмотреть на этот рисунок с высоты. В отсутствии такой возможности ограничиваем себя посещением одного артефакта. Дорога на Бозой пыльной лентой уходит на северо-восток. Местами равнинные участки плато сменяются низинами и небольшими гладкими холмами. В одной из таких низин останавливаемся посмотреть древний колодец. Над сочной высокой травой выступают поросшие мхом обрамляющие каменные кольца, уходящие под землю на 10ти метровую глубину. Чтобы добраться до воды, спускаем на альпинистской веревке, против воли Андрея, его котелок. Осторожная проводка котла в узком горле колодца не дает возможности зачерпнуть в него воды до краев. Приходится отматывать нужное количество веревки и с грохотом сбрасывать котел вниз. Прохладная вода не имеет и малейшего привкуса соли. Но брать ее в качестве питьевой не решаемся, тем более в этом нет необходимости. Зато набираем в пустые 5ти литровые емкости для умывания. Солнце потихоньку начинает клониться к закату. Завершаем день подъемом до широты Бозоя и останавливаемся на ночлег. Пожалуй, единственный вечер, когда ветер сжалился над нами и стих на закате. Вокруг нас, куда ни глянь, ровнейшая степь. Воздух свежий, пропитан влагой и ароматами неизвестных нам трав. Тишина и покой.

По дороге к Турушу


Рог в острие стрелы


С земли стрелы Устюрта выглядят как небольшие каменные валы


Ловчая яма в острие


Дорога на Бозой


Добыча воды в древнем колодце


Вода в колодце пресная


Пыль дорог


На 360 градусов ровнейшее плато


Закат


Созвездие Большой медведицы


День тринадцатый. Залив Тущы-Бас.
[19 мая, среда, пробег 280км, средняя скорость 32км/ч, движение 11:00-22:30, остановки 3ч]

Поднимаемся поздно, когда солнце устраивает душегубку в палатке. Понемногу начинает наваливаться общая усталость. После завтрака возвращаемся к дорогам, от которых вчера отъехали подальше для установки лагеря, и продолжаем пылить на восток к Бозою. Ровное плато потихоньку сменяется холмами и зелеными долинами. По дороге встречаем оборудованные водопои, действующие и неиспользуемые. Подрезаем грейдер на подземное газовое хранилище и выезжаем к поселку, расположившемуся на окраине песков «Большие барсуки». В Бозое есть сотовая связь, используем эту возможность, чтобы обозначиться дома. Долго в поселке не задерживаемся, купив воды в магазине, направляемся по треку самарцев в Куланды. Грунтовка идет среди барханов. Местами спуски и подъемы напоминают «американские горки». В Куланды, на окраине поселка, из-под земли бьет солоноватый источник. У образовавшегося озерца-лужи стоит на водопое разного вида скотина. Местный житель подходит к нам поинтересоваться, «не нужны ли скоты?». Как и в советские времена, поселок существует за счет животноводства. Дорога в Акбасты проходит мимо залива Тущы-Бас. В прошлом залив, сегодня обособленное, питаемое грунтовыми водами и источниками, озеро. По трекам подъезжаем к белоснежным дюнам, посреди которых из земли бьет теплый сероводородный источник. Просто подарок судьбы какой-то. Море ушло отсюда на десятки километров, оставив на дне несколько грузовых барж и военных сторожевых кораблей. Ржавые, угловатые, пузатые, привалившись набок, доживают свои дни судна, врастая в сырое соленое дно. Скоро и сюда доберутся сборщики металлолома. Воздух в трюмах тяжелый, спертый, приторный от запаха соли, ржавчины и солярки. Вот-вот и раздастся басистый гудок корабля, зашедшего в бухту. Но только ветер завывает в безликих оконных проемах и прорехах в бортах, нарушая мертвую тишину этих мест. Непонятно, зачем в заливе были сосредоточены эти корабли? Или именно отсюда на остров Возрождения поставляли из Куланды скотину для опытов? На «первой пониженной» преодолеваем крутой подъем из залива на чинк, машина сильно кренится, преодолевая дождевые промоины. Участок дороги от залива Тущы-Бас до поселка Акбасты самый тяжелый на нашем пути. Колея очень глубокая. Зачастую приходится ползти на брюхе на грани вывешивания, съезжать из-за этого в степь и медленно двигаться параллельно дороге. И можно только радоваться сухой погоде и удивляться своему везению по этому поводу. На закате выезжаем к поселку, за которым, в сторону Кокаральской плотины, начинается неплохая грунтовка. С запада, догоняя нас, черной тучей надвигается гроза. Распугивая живность вдоль дороги, движемся в сторону малого Арала, в надежде найти хорошую стоянку у воды. И вот, уже стиральной доской начался грейдер, идущий по насыпи дамбы, и до точки слива остались считанные километры, а ожидаемого моря слева так и невидно. За пару километров до слива останавливаемся осмотреться. Отбиваясь от комаров, наблюдаем впереди непонятное движение машин и людей с налобными фонариками. Под нами нет никакого бетонного основания плотины, только широкая песчаная насыпь. Вода мелкими волнами плещется в ста метрах от дороги. После раскатов грома тихонько заряжает дождь. Съезжаем с дороги в сторону воды и разбиваем на песчаном берегу палатки. Осмотримся завтра.

Куланды


Теплый сероводородный источник в заливе Тущы-Бас


Для райского уголка не хватает моря


Грузовая баржа "Гурьев"


Михалыч - капитан


У военного сторожевого корабля


Самый сохранившийся корабль в заливе


День четырнадцатый. Северное Аральское море.
[20 мая, четверг, пробег 200км, средняя скорость 56км/ч, движение 13:30-19:00, остановки 2ч]

Всю ночь по тенту барабанят капли редкого дождя. Непогода никак не может разразиться над нами, проливаясь ливнями то в степи, откуда мы приехали, то в море. Бывает же такое, за всю поездку дожди ни разу не осложнили нам жизнь. Наутро становится ясной картина, куда мы приехали ночью. Широкую невысокую песчаную насыпь, перегородившую пролив Берга, с трудом можно назвать мощной плотиной. По крайней мере, не такой мы ждали ее увидеть. Посередине этой насыпи есть слив. Не имея запирающих воду створок, он просто сбрасывает лишнюю воду и рыбу, в нее попавшую, в сторону южного Аральского моря. Вода высыхает в топких мелких соляных озерах по пути к большому Аралу, а обреченная рыба погибает в сетях местных рыбаков. Грузовички с лодками, легковые машины, мотоциклы постоянно крутятся у рыбного места. Даже ночью работа не прекращается. Вокруг нас вьются полчища необычно больших комаров, отравляя радость нахождения у воды и заставляя постоянно опрыскиваться Рефтамидом. Крякают, пролетая мимо, жирные чайки. Вдали от берега, за полосой молодых камышей, приводнились пеликаны. Мимо, косясь на нас, проезжает УАЗик рыбоохраны. «Здесь рыбы нет!..», читается на их лицах. Но наши рыбаки не отчаиваются и закидывают на время завтрака донки. По дороге в сторону Акбасты мимо нас проезжает длинная колонна КАМАЗов с бытовками на прицепах. Видимо не пустыми оказываются слухи о строительстве газопровода Бейнеу-Бозой, а значит, и дороги вдоль него. И, правда, рыбы в этом мелком месте не оказалось. После завтрака купаемся в пресном море и отправляемся в сторону Аклакского гидроузла в низовьях Сыр-Дарьи, чтобы перебраться на противоположную сторону реки. Остаются позади пыльные дороги плато Устюрт. После переправы начинается асфальт, по которому мы быстро доезжаем до Камбаша. Грунтовкой двигаемся вдоль берега и ищем место для лагеря и рыбалки. Только остановишься осмотреться, как машину тут же окружает комариное облако. Берега озера подтоплены вешней водой. В этом комарином раю нам не находится места. Отказываемся от идеи отдохнуть и порыбачить на озере. Лучше заночуем в барханах и выспимся перед дальней дорогой домой, чем весь вечер будем кормить комаров. На обратной к асфальту дороге останавливаемся поинтересоваться уловом у местного рыбака. Рыба в Камбаше. Но, недолго думая, побродив тут же, по мелководью среди зарослей прошлогоднего камыша, он приносит двух сазанов, одного из которых дарит нам. В знак благодарности мы обещаем прислать фотографии нашей встречи в Аральск. Завтра последний тяжелый перегон – Аральск-Иргиз-Карабутак. Грузовики навстречу идут пыльными, значит дороги сухие. В поселке с названьем Аралкум останавливаемся купить вяленого жереха.
- Откуда рыба?
- Аральская рыба, покупай.
- В море прямо поймали?
- Нет, в канале, до моря далеко отсюда.
Конечно, какое же море в Аралкумах? После поселка сворачиваем с дороги и, потерявшись в складках местности, устраиваемся на последнюю ночевку в палатках. Вечер достаточно теплый, но неприятно ветреный. Андрей и Костя, под прикрытием ветрозащиты, готовят уху и жарят сазана на сковородке. Ужин рыбного четверга становится финальным аккордом кулинарной части нашего путешествия.

Северное Аральское море


OrenFishing на Малом Арале


Слив Кокаральской плотины


Местные рыбаки на вахте за сливом


Озеро Камышлыбаш (Камыслыбас, Камбаш)


Встреча на Камбаше


Аралкум - логический конец нашего маршрута


День пятнадцатый. Аральск-Иргиз-Карабутак.
[21 мая, пятница, пробег 715км, средняя скорость 63км/ч, движение 8:00-23:00, остановки 4ч]

Ночью поднимается сильный северный ветер. Проникающий холод и бьющийся на ветру тент палатки не дают крепко заснуть. Поднимаемся рано. Готовим в палатке, в ней же и завтракаем. От газовой горелки под тентом скапливается тепло. Ребята планируют сегодня доехать до дома, а мы остановится в гостинице в Орске. Перегон Аральск-Иргиз-Карабутак («дорога смерти») потихоньку теряет свою зловещую репутацию. Становится больше очагов ремонта и строительства дороги. Местами отсыпаны объездные пути. Курсирует строительная техника. В эксплуатацию сданы построенные участки, по которым еще в октябре прошлого года было запрещено перемещаться. Под Карабутаком заканчивается совместная часть маршрута. Андрей и Костя уезжают вперед, им есть смысл торопиться, а мы, доехав до Хромтау, поворачиваем в сторону Орска. Периодически созваниваемся. В одно и то же время подъезжаем каждый к своему посту. Наше возвращение проходит спокойно. Тормошат несильно, расспрашивая параллельно о путешествии, о том, как выдержала поездку машина. На российской стороне хотят было отправить машину на рентген, но из бурчания таможенников становится понятным, что с боксом наверху мы входим только в установку для осмотра фур. «Да, нечего тут ловить, видишь? Пропускай…». Ребятам переход границы дается тяжело. На таможне Казахстана, потеряв несколько часов, они подвергаются серьезному досмотру, подробности которого будут от них.

День шестнадцатый. Южный Урал.
[22 мая, суббота, пробег 713км, средняя скорость 67км/ч, движение 8:00-21:00, остановки 2ч]

Еще вчера, после бессонной ночи в Аралкумах, мы были готовы продолжить движение от границы в сторону дома. А сегодня с трудом заставляем себя подняться. Весь день боремся с накопившейся усталостью. В Верхних Кигах оставляем идею добраться до дома ночью, и останавливаемся в знакомой гостинице.

День семнадцатый. Последний.
[23 мая, воскресенье, пробег 374км, средняя скорость 73км/ч, движение 8:00-13:00]

Усталость не отпускает и после продолжительного отдыха. Но ехать все-таки становится легче. К середине дня добираемся до Перми. Буря эмоций и впечатления через край еще не дают в полной мере осмыслить путешествие. Но одно уже ясно точно, поездка, превзойдя все ожидания и обозначив новые горизонты, оставила твердое желание вернуться в Среднюю Азию.


Последний раз редактировалось: U_Serg (Чт Авг 19, 2010 21:56), всего редактировалось 16 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:43    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

Дневник оренбургского экипажа.
[фотографии ребят размещены на втором листе]

День первый. 8 мая.

Месяцы обсуждений позади, несмотря на это, и распечатанные списки, в лихорадочных сборах, все равно, кое-что забыто (по мелочи). Созваниваемся с Сергеем, он на подъезде к городу, короткое прощание с оренбургскими соклубнями, скупая мужская слеза, и мы с Константином мчим на объездную, к точке встречи. Тянутся минуты ожидания, и вот, подъезжает долгожданный пермский экипаж. Очное знакомство, Юлька вручает нам, олухам, пермские сувениры, а мы в ответ разводим пустыми руками. Решаем ехать сразу к границе. Полтора часа пути, и, наконец, автомобильный пункт пропуска – «Илек». Впереди небольшая очередь, пока она продвигается, мы на свежепомытую машину наклеиваем распечатанные наклейки с картой и городами. Пермяки распечатали наклейки на пленке, а мы напечатали на ламинированной бумаге. Наши, вроде как ярче, однако, они начали отставать от дождей, благо у нас был запас, и мы обновляли наклейки, чтоб не терять товарного вида. А вид, я скажу вам - был! Две Шнивы, на МТ резине, с верхними багажными боксами, и наклейками, производили впечатления взаправдошной экспедиции.
Через час ожидания, быстро пройдя российский пост, выкатываемся на нейтральную полосу, коей в данном конкретном случае является мост через реку Илек (один из последних притоков Урала). Сглотнув с Константином слюну, по поводу жирной, не пуганной рыбы в нейтральных водах, подъезжаем к казахскому пограничнику. (С точки зрения политической толерантности в соседней стране все не казахское, а - казахстанское. Казахстанская граница, казахстанские деньги, казахстанская водка. Но, будем привычно называть черное - черным, а белое – белым.) Пограничник оказался достаточно любезным, заполнили пару талончиков, прошли в вагончик где проверили наши паспорта и сфотографировали нас. Далее нас ждала таможня. Взяли бланки деклараций, и начали вписывать туда все более-менее ценные вещи: мобильный телефон, 2 шт., фотоаппарат, 2 шт., и т.д. Таможенник, посмотрев на декларации, остался весьма недоволен, сказав, что в декларации вписываются только товары, ввозимые для продажи, для того им и дается декларантом денежная оценка, а, так как у нас все это личные вещи, то и вписывать ничего не надо, и предложил нам с Сергеем переписать декларации. Мы, запуганные всяческими отзывам, и теоретическими проблемами на выезде, вычеркивать ценные вещи не хотели. Таможенник плюнул, и сказал заполнить декларацию без товаров для него, а себе оставлять что хотим. Так мы и сделали, сдали декларации, и я подъехал к месту досмотра. Другой таможенник, обойдя машину, залез в салон, и начал ковыряться в куче барахла, занимавшего кубометра два в объеме. Надеясь, что по традиции, формальным осмотром пары сумок дело ограничиться, я залез в салон с другой стороны. «Водитель?» спросил меня таможенник. «Водитель», согласился я, уже чувствуя на себе вину. «Вещей много!» сокрушался таможенник. «Много!», покорно согласился я. Тут таможенник произнес фразу, которая, как я понял, является неофициальным девизом госорганов Казахстана – «Вопрос надо как-то решать!». Как его решать было понятно, хотелось узнать денежный эквивалент. «Вторая машина тоже ваша?» спросил таможенник, кивнув на Серёгу, который маялся в ожидании своей очереди. «Наша», не стал отпираться я. «Ну, по тыще рублей с машины, и проезжайте», сработал калькулятор в голове таможенника. В моей голове калькулятор умножив тариф на планируемое количество пересекаемых границ показал вполне существенную сумму. «Нет», сказал я, «У нас денег мало, из уважения платим по стольнику с машины». Услышав про стольник, таможенник скорчил гримасу, и, перестав ковырять пальцем в сумках выскочил из машины, и ушел в здание таможни. Я пошел советоваться к Сергею. Сергей, категорично ответил – «Взяток не даем!». «Совсем?» уныло уточнил я. «Совсем!», отрезал Серега. Вскоре таможенник вернулся, с немым вопросом на физиономии. «Мы ничего запрещенного не везем. Платить не будем!» шокировал я таможенника. Справившись с эмоциями, он велел все выгружать из машины. Все, что с таким трудом, как казалось, наиболее рациональным образом распихивалось по углам и закоулкам (заднее сиденье было снято), выгружалось в кучу под навесом рядом с машиной. Начался неторопливый осмотр. Таможенник просил вскрыть каждую коробку и каждую сумку, и, неторопливо исследовал содержимое. Успел начаться и закончится майский грозовой дождик, а мы просмотрели только половину вещей. «Что это такое?» спрашивал таможенник, «Примус», отвечал я. «А для чего он?» следовало традиционное продолжение вопроса, «Еду готовить». И так по каждой непонятной для таможенника вещи, а их набралось полбагажника. Очередь дошла до Костиной медицинской аптечки, которой, прямо скажем, МЧС позавидует, весом килограмма в два. Открыв аптечку, таможенник и так не отличающийся шустротой, окончательно впал в ступор. Столько лекарств в одном месте он видел, наверное, только в аптеке. Выйдя из анабиоза, он запустил руку в сумку, и вытащил упаковку таблеток, которых и я никогда раньше не видел. «Что это?» спросил он. «От головы», невозмутимо ответил Константин. «А это?», было извлечено еще одно лекарство «От сердца», «А это?», - «От желудка». Таможенник понял бесперспективность диалога, и двинулся дальше. На этот цирк пришел посмотреть начальник таможенного поста, с интересом разглядывая жлобов, которые отказались платить деньги. Что бы не накапливать очередь, все остальные машины досматривались и пропускались параллельно, мимо нас. В конце концов, вещи кончились, получив документы и разрешение валить с таможни, мы относительно шустро, и, даже более удобно и рационально разместили все вещи в машине обратно, выехав с «гостеприимной» таможни, стали ждать Сергея возле ларька, где продают казахское ОСАГО. Тенге мы поменяли еще в Оренбурге, но запаренный таможней, я расплатился рублями, по выгодному для страховщика курсу. Минут через сорок подъехал и Сергей, также подвергнутый основательному шмону. В активе две сохраненные тысячи, и чувство морального удовлетворения, в пассиве, потерянные три часа. Основательно выбитые из графика, мы рванули вглубь Казахстана. Хотя, рванули, это существенное преувеличение. Шнивки, не отличающиеся шустротой от природы, прилично загруженные, и с дополнительными багажными боксами, выглядели маленькими бегемотиками. К тому же, Сергей, как ведущий пилот, свято блюл ПДД, и ни на километр не превышал скорость. А на участках без ограничений (в Казахстане на трассе допускается 110), мы держались диапазона 90-100, чем не мало огорчали Константина, драйвера в душе. Начавшийся от границы асфальт быстро перешел в грейдер средней паршивости, километров через сорок которого, у поворота на Карачаганакское НГКМ, опять начался асфальт. У поворота виднелась чайхана, где мы и остановились пообедать. За весьма скромные по российским меркам деньги, мы вкусно перекусили, настроение улучшилось, несмотря на неудачно обляпанные, единственные мои парадные шорты. Достаточно быстро мы добрались до пригорода Уральска, где повернули на восток, в сторону Актюбинска, т.к. по плану ночевка была на озере Шалкар, лежащим в пятидесяти километрах восточнее Уральска. Начало быстро темнеть, мой ближний свет, благодаря просевшему от барахла задку, светил в даль, о чем не забывали напоминать встречные казахские машины, недовольно моргая фарами. Серегу он тоже радовал в зеркала заднего вида, что даже сподвигло его увеличить скорость. Почти через час езды я начал беспокоиться, т.к. насколько я помнил глобус, озеро уже осталось далеко сзади, а впереди, через несколько часов, был Актюбинск. У Сергея был Гармин с картами Казахстана, Узбекистана, и треками других экспедиций. У меня тоже был Гармин, на котором ничего не было, поэтому он лежал в сумке. Правда, был еще ноутбук, на котором был Генштаб и Гугль, но он тоже лежал далековато. У Константина был коммуникатор с Навителом, который с завидной регулярностью глючил. По причине приборно-програмной профнепригодности Константин был переведен с должности штурмана, на должность второго пилота, которая была ему больше по душе. После остановки и краткого совещания, мы поняли, что нужную дорогу будем искать до утра, решили съехать в степь, и, отъехав несколько сотен метров от трассы заночевать. По дороге мы наткнулись на овраг, вблизи которого и остановились. Вокруг ходили грозы, дул сильный порывистый ветер, который стал нашим постоянным спутником в путешествии. Раздавив вискарь, и порубав закусон, нарезанный на скорую руку, мы расползлись по палаткам.

День второй. 9 мая.

Второй день у нашего экипажа начался рано. Как и все последующие дни. Как старый аскет, я привык спать на туристическом пенополиуретановом коврике, однако Константин сказал, что это прошлый век, и сон на надувном матрасе куда лучше. Тест-драйв сделать времени не было, решили сразу все испытать в боевых условиях. Во-первых, оказалось, что моя палатка маловата для надувного матраса, и, забрав полезный объем внизу, мы перемещались наверх, где длина палатки оказывалась куда меньше, и, вытянуться не получалось. Приходилось или подгибать ноги, или скрючиваться. Во-вторых, матрас оказался с подлыми нанодырками, в которые за три часа улетучивался воздух. Посему, как только пятая точка касалась земли, происходила автоматическая побудка экипажа. Отбой был с двенадцати до часу ночи, соответственно, промежуточная подкачка матраса производилась в три-четыре часа, когда все нормальные люди смотрят самые сладкие сны. Второе касание земли происходило в семь-восемь утра, что с успехом заменяло будильник. Протерев глаза, мы занялись бытовыми вопросами. Я начал варить куриную лапшичку из купленной накануне замороженной курицы, а Константин пошел устанавливать дополнительные розетки прикуривателя. Все, наверное, не раз вспомнили добрым словом конструктора (видимо, активного борца с курением), воткнувшего прикуриватель так, что пользоваться им для подключения различных электронных гаджетов, во время езды, решительно невозможно. Как всегда, дома времени поставить дополнительный прикуриватель, не было, и, по старой рассейской привычке, кормить собак решено на охоте. Пока я разжигал примус и резал курочку, Константин успел разобрать полторпеды, и, цепляя на жгут наш разветвитель параллельно заводскому прикуривателю, устроить несколько замыканий. Последнее, было наиболее удачное, и, напряжение на нужную точку поступать перестало. Мудро решив не продолжать обесточивать автомобиль дальше, Костя доверил завершить подключение мне. Извлеченный из недр багажника, купленный на распродаже в Леруа Мерлен за смешные деньги мультиметр успел показать несколько измерений, и приказал долго жить. Неоднократная перепроверка предохранителей не дала результата, и прикуриватель был запитан от реле сигнала. Проснувшаяся к этому моменту Юлька сделала из бульона суперовский супчик, который был быстро умят. Сорок минут на сворачивание лагеря, и мы выдвигаемся обратно в Уральск. На подъезде к Уральску в ларьке-дукене обзаводимся казахскими симками, с тарифом 30 тенге (6 руб./минута) на звонки в СНГ. Правда, как потом оказалось, этот тариф действовал только в области покупки, перемещаясь по Казахстану, мы добавляли руоминговую составляющую. Но, все равно, это было существенно дешевле, чем пользоваться российскими симками. На заправке в Уральске, мы встретились с Максом, местным байкером, участником прошлогодней экспедиции Сергея с Юлией по Мангышлаку. В течении десяти минут мы получили краткие рекомендации на весь маршрут, где лучше покушать или переночевать, где заправляться, кому платить, а кому нет. Загруженные новой информаций мы пересекли р.Урал, и, были первый и последний раз остановлены казахским гаишником на посту, для ритуальной записи в книгу проезжих. Узнав наш маршрут, казахи грустно покачали головой, сказав, что мы больные люди, лучше бы ехали в Уральск, и посмотрели торжественный и красочный парад в честь Дня Победы, который проходил в эти минуты. Но, мы были непреклонны, и рванули на юг. Пообедав в европейского вида придорожной кафешке посредственно приготовленными блюдами местной кухни, мы часам к шести достигли поворота на поселок Индеборский. На повороте стояли две заправки крупнейших местных сетей «КазМунайГаз» и «Гелиос». Субъективно, на «Гелиосе» мне бензин понравился больше. Цена девяносто второго 82 тенге/литр, или 17 рублей, качество не хуже российского. Поселок Индеборский, и расположенное за ним соленое озеро Индер, лежали с другой стороны Урала, куда мы переправились на пароме за 200 тенге. Севернее строится мост, наверное, через пару лет он будет готов. В ожидании парома мы смогли внимательно изучить автопарк Казахстана. Процентов на 50 он состоит из подержанных авто европейских брендов (Ауди, Фольксваген, Опель) с вкраплениями праворулек, старых советских автомобилей, джипов разных мастей, текущей продукции АвтоВАЗа и новых иномарок. Достаточно много трехдверных Нив, их собирают из машинокомплектов сами казахи, Шнив не много, но попадаются, есть даже рестайл.
Переправившись через Урал, и миновав поселок, через десяток километров убитого асфальта, и бежавших параллельно нему грунтовок, мы достигли Индера. Открылось впечатляющее зрелище. Огромное озеро (окружностью 70 км), лежащее среди размытых холмов, сверкающее под солнцем мириадами кристалликов соли. После продолжительной фотосессии, решили ехать на восточный берег, под которым укрыться от свежего восточного ветра. При объезде озера несколько раз обнаруживали на дороге молодых гадюк, попытки найти сухую ровную площадку под берегом не удались, к тому же, гадюки были и там, и мы решили вернуться на первоначальную точку, благо там были площадки свободные от растительности, на которых гадюки замечены не были. Плотный ужин с макаронами, тушенкой под водочку, и гадюки были забыты.

День третий. 10 мая.

Подъем, завтрак, утренняя фотосессия с хождением по Индеру ака Иисус по Мертвому морю, привычный паром, и мы мчим на юг, в сторону Атырау. Пару слов о дорогах Казахстана. Видимо, страха или совести у местных чиновников, в отличие от российских, больше, и нефтяные деньги активно вкладываются в дорожное строительство. От Уральска до Атырау идет хорошая дорога, а далее на юг, на Кульсары и Бейнеу вообще отличное, идеально ровное шоссе построенное турецкими подрядчиками. Кстати, дорожными знаками здесь не злоупотребляют, ограничение скорости только там, где доктор прописал, а зоны запрета обгона непродолжительны (к примеру, 80 метров на вершине холма, а не отсюда, и на пять километров, как зачастую в России). Соответственно, поле деятельности для местных гаишников не большое, и, они почти не встречаются на трассах.
Так, вот, мо мере продвижения на юг, мы спустились в прикаспийскую низменность ниже уровня мирового океана, навигатор начал показывать отрицательные значения. Заметно менялись и природные пояса, переходя от степи к полупустыне. Вначале, в посадке вдоль дороги остался один карагач, но, вскоре пропал и он, а ближе к Атырау стали попадаться посадки из саксаула! Пойменный тополиный лес вдоль Урала также закончился, остались только кустики вдоль берега. Начали появляться пасущиеся верблюды. Конечно, была устроена фотосессия возле первой пары верблюдов, которые честно пытались понять, что нам от них надо, а, потом, с тоской смотрели нам вслед.
Не доезжая до Атырау, мы свернули в Сарайчик, после непродолжительных поисков выехали к останкам древнего города на берегу Урала. Когда-то, город был одним из центров Золотой орды, затем был разрушен Тамерланом, вновь отстроен, стал столицей Ногайской орды, и, впоследствии, ставкой первых казахских ханов, и вновь разрушен то ли казаками, то ли стрельцами. Небольшая огражденная территория раскопок активно размывается Уралом. Пройдет еще с десяток лет, и Урал смоет остатки всего городища. На раскопках ничего интересного, остатки фундаментов глинобитных строений. Сразу за раскопками земля пестрит артефактами. Разбросаны многочисленные черепки посуды и кости. Из земли выглядывает множество останков. Константин, как травматолог, тут же идентифицировал кости, было как много костей животных, так и много человеческих останков, из обрыва выглядывала грудная клетка, недалеко Костя обнаружил нижнюю часть скелета человека. Кто были эти люди? Пленники? Защитники города? Какие трагедии тут разыгрывались? Мы никогда об этом не узнаем… В целом, место производило гнетущее впечатление, мы хотели заехать в местный музей, но, он был закрыт. Выбравшись обратно на трассу, мы вскоре достигли Атырау. Не привыкшее не мыться по три дня тело просило релакса, было решено тряхнуть мошной, и снять на один час местную сауну. Сауна оказалась недурной, с неплохим бассейном. Заодно постирались, и пополнили запасы пресной воды. Хозяева предложили пообедать, но мы опрометчиво отказались. В последний раз, переехав Урал, выехали из предместьев Атырау, и, рванули в Кульсары. Вдоль дороги начали появляться первые соры и такыры. Не доезжая Кульсаров километров пятьдесят, у Сергея возникла проблема в виде посторонних звуков и стуков сзади авто. Оперативно вывесив задний мост, покрутив и постучав все что можно, заметив люфт и шум при прокручивании заднего левого колеса, был поставлен заочный диагноз – «кирдык ступичному подшипнику». Константин пересел к Сергею, а я взял на борт Юлию, и мы рванули в Кульсары искать сервис и запчасти, а Сергей потихоньку поскрипел за нами. Кульсары оказались не маленьким поселком, вокруг нефтяных месторождений, с кипящей деловой жизнью. Первые попытки у местных гаражных сервисменов и шиномонтажников выяснить, где есть нормальный сервис, не удались вследствие глухого языкового барьера. Оттачивать язык жестов я не стал, а выбрал другую тактику. Останавливаясь у припаркованных внедорожников, за рулем которых были пожилые казахи, отлично изъяснявшиеся по-русски, я выяснял дорогу, и вскоре подъехал к автосервису в центре. В сервисе были подъемники, и, помимо слесарей, мастер, что внушало определенные надежды. Вкратце объяснив ситуацию молодому слесарю-казаху, к которому меня подвел мастер, был послан за запчастями на рынок. В славном поселке Кульсары не только в выходной день в шесть часов вечера работал сервис, но, и работал рынок, в т.ч. и автозапчастей! Побегав по контейнерам, я нашел подшипник «Сделано в Германии» для 2121, созвон с соклубниками убедил меня в мыслях, что он подойдет. Купив за 2500 тенге подшипник, мы с Юлькой поехали встречать Сергея, лелея себя надеждой, что подшипник не словил клина, т.к. эвакуатор нигде замечен не был. К счастью, Сергей добрался самостоятельно, и, вскоре, работа в сервисе закипела. После ряда заминок полуось была снята, и первоначальный диагноз подтвердился. Танцы с бубном по снятию запорного кольца продолжались, наверное, часа два. Ребята и пытались его выдавить на прессе, и, отчаявшись, кувалдой, с одновременным разогревом автогеном. Надо отдать им должное, в конце концов, это удалось. Я, было, потерял надежду, хотел предложить им срезать кольцо, благо в комплекте с подшипником было новое. Спустя три часа Шнивка была на колесах, и мы озаботились терзавшим нас чувством голода, т.к. кроме завтрака на Индере в желудке не было ничего, кроме заботливо купленного Юлией мороженного во время сидения в сервисе. Кстати, на задворках сервиса был обнаружен банк с работающим банкоматом, с которого легким движением руки я снял необходимую сумму тенге. Карта «Виза» рулит!
По местам приема пищи, у Сергея выработалась стойкая любовь к чайханам, где он когда-то кушал. Так, из центра Кульсаров, мы отправились обратно, километров за пятнадцать, где в глинобитной чайхане на трассе, наконец, поужинали. Встал вопрос ночлега, на дворе была ночь, возится с палатками было в лом, мы поехали обратно в Кульсары искать гостиницу. Заправщик сказал, что останавливаться в центре очень дорого, и, отправил нас на выезд, в придорожную гостиницу с многообещающим названием «Ташкент». Доехав то отеля «Ташкент», мы сняли в этом приюте гастарбайтеров номер с четырьмя койками по сто рублей на рыло. За эти деньги нам даже выдали постельное бельё. Удобства были на улице, за заправкой, и, выйдя из гостиницы в нужном направлении, я едва не споткнулся в кромешной тьме о спящего верблюжонка.

День четвертый. 11 мая.

По-любому, койка в «Ташкенте», была лучше спускающего матраса, и мы недурно выспались. Прощальный завтрак в «Ташкенте», и мы тронулись в Бейнеу. До него оказалось не так близко, как я рассчитывал, но, идеальная дорога не утомляла. Добравшись до Бейнеу, поехали в центр искать магазины для закупки минералки, которая в нашем экипаже таяла как лед в пустыне. Упаковки из 6 полутора литровых бутылок хватало на два дня, тогда как Сергею с Юлией двух упаковок, кажется, хватило на все путешествие. Возле местного супермаркета встретили московскую экспедицию геокешеров, большей частью на подготовленных импортных внедорожниках, и, экстремала из Волгограда колесившего с ними на стандартной Ниве. Они уже возвращались из Узбекистана, и, нас, конечно, живо интересовало, как прошла эта часть пути. Получив восторженные отзывы и несколько советов, мы распрощались с ними, и, поехали поменять еще деньжат перед последней заправкой в Казахстане. Приехав на рекомендованную местными заправку опять встретили геокешеров, которые заливали все емкости перед рейдом на Бозой. Заправились и мы (60 литров бак + 80 в канистры), получили от геокешеров еще два совета: заехать в таможенное управление, которое хочет передать с попуткой на границу документы, и, поторапливаться, т.к. узбекская таможня в 18-00 закроется. Забрав пакет с документами, мы двинулись к границе, до которой было 100 км грейдера средней паршивости. Прибыв на границу, я бегал по таможенникам предлагая доставленный пакет, но все отказывались. В конце концов, пакет был всучен начальнику поста, который по рации долго выяснял, кому он нужен. В благодарность за курьерские услуги мы рассчитывали на внеочередное обслуживание, однако, персонал нас как будто не замечал (причину я понял на обратном пути). Проявив восточное сочетание наглости с почтением, мы все же заполнили и сдали декларации, миновав досмотр, пройдя пограничный контроль и получив первый штамп в новый загранпаспорт, подъехали к узбекскому шлагбауму. Пограничные посты с обеих сторон находились в стадии строительства, и, все оформление с казахской и узбекской стороны велось в вагончиках и временных строениях. К нескольким вагончикам стояли очереди, с чего начинать было не понятно, в самом пустом вагончике, где сидела местная СЭС нам любезно объяснили назначение каждого окошка, и, мы, заполнив декларации, двинулись к начальнику таможни. Начальник, которого рекомендовали геокешеры, встретил как родных, кодовое слово – «мы туристы» в Узбекистане часто выручало и дальше. Поохав над нашим маршрутом, заметив, что нормальные люди едут смотреть Бухару и Самарканд, а не искать в пыли остатки моря, начальник заверил декларации, и, мы прошли в другой вагончик для оформления временного ввоза транспортного средства. Впереди оказалось несколько дальнобоев, и ожидание затянулось. Когда подошла наша очередь, один из двух таможенников, ненадолго вышел, а когда вернулся, передал второму небольшой пакетик, из которого отточенным движением руки часть содержимого была закинута в рот, и пакетик молниеносно скрылся под столом. Я заметил нездоровое оживление на лице Сергея. «Что Вы ему передали?» громогласно спросил Серёга. Таможенник сделал вид, что не услышал вопроса. «Что Вы ему передали?» еще настойчивее повторил Сергей, пронзая таможенника взглядом школьного завуча. «Пипец, мы опять влипли!» подумал я, но таможенник неожиданно сломался, и стеснительно прошептал – «Насвай». «Что такое насвай? Это наркотик?» продолжал громогласно допрашивать таможенника Серёга. Тут я не выдержал, и пришел на помощь таможеннику, и мы вдвоем принялись убеждать Сергея, что насвай, это элемент местного колорита, и в нем нет ничего противозаконного (потом на узбекских рынках я специально высматривал насвай, но нигде не заметил, хотя, у нас в Оренбурге он открыто продается среди развалов среднеазиатских урюков и грецких орехов). Закрыв тему насвая, оформив документы на авто, мы подъехали к месту досмотра. Подивившись нашим машинам, верхним багажным боксам и разнообразному экспедиционному барахлу, таможенники формально посмотрели несколько вещей, и пожелали счастливого пути. Выехав за шлагбаум, мы были атакованы местными валютчиками, в основном женщинами средних лет, дородной комплекции, с ног до головы замотанных в одежду. Первоначально, я подумал, что лицо, кроме узкой щели глаз, закрыто из религиозных соображений, но, потом понял, что это защита от вездесущей пыли. В таком виде трудились даже дорожные рабочие. Курс обмена у всех был одинаков 70 сумов за один рубль. Кстати, на обратном пути можно произвести обмен сумов на рубль, уже по курсу 60 к одному. Константин поменял три тысячи рублей, получив в обмен полкило узбекских денег. Почувствовав себя миллионерами, мы двинулись покорять Узбекистан. Через десять минут нас ждал шлагбаум, и пост экологического контроля, на котором, по слухам в инете, нас должны ободрать как липку. Москвичи-геокешеры сказали нам, что заплатили начальнику таможни, чтоб не платить на этом страшном посту. Наши попытки дать денег начальнику таможни были встречены без понимания, на таможне мы не потратили ни сума. Мужская часть экспедиции двинулась в вагончик, готовясь к продолжительному торгу. Местный страж порядка, поинтересовался кто мы и откуда, куда и на чем едем. Мы поинтересовались текущим тарифом. «Вы туристы, ничего платить не надо, проезжайте!» услышали в ответ. Не веря своим ушам, Сергей продолжал настаивать, что нам надо заплатить, и получить от них бумагу, что все уплачено, т.к. он от многих слышал, что все платят. Узбек продолжал настаивать, что платить ничего не надо. Прослушав этот диалог еще три раза, я пошел к машине, т.к. насильно отдавать деньги людям было не в моих правилах, через минуту пришли и Сергей с Костей, так и не уговорив взять деньги. Отъехав от поста, было решено пообедать, тем более, время шло к ужину. Съехав с дороги, на капоте машины был устроен первый перекус в Узбекистане, местность вокруг была весьма занимательна. Мы находились на плато Устюрт, ровным, как стол на десятки и сотни километров. Весенняя растительность цвела буйным цветом. Повсеместно бродили стада верблюдов, причем, если в Казахстане верблюды были в основном двугорбые, то в Узбекистане появилось много одногорбых верблюдов. Кто и как следил за этими верблюдами, совершенно не понятно, т.к. верблюды начинали встречаться за 30-40 километров от жилья, и, ясно, что они ночью в стойло не возвращаются.
Перекусив, мы вернулись на трассу. Трасса заслуживает отдельного пояснения. Асфальт был посредственный, не такой шикарный, как на хайвеях Казахстана, но, терпимого качества. В Узбекистане все дороги между населенными пунктами с удовлетворительным асфальтом. Оригинальное, в этой дороге, это длина. Я никогда не ездил по трассе, которая на протяжении трех сотен километров натянута ровной нитью по гладкой поверхности. Три сотни км, и, ни одного поворота или изгиба! Время от времени, возле дороги появлялись полустанки проходящей параллельно железной дороги, или, компрессорные газопровода «Бухара-Центр». Часа через два пути от границы, у поселка Жаслык, мы уперлись в шлагбаум поста местной полиции. Никто из будки выходить и не думал. Раз гора не идет к Магомету, значит, Магомет пойдет к горе, решили мы с Сергеем, и поднялись на пост. В уютной домашней обстановке, босиком на ковровых дорожках, на лавках за столом несли службу два полицая. Покрутив в руках документы, и, поинтересовавшись целью визита, деду, который торговал возле шлагбаума минералкой, была дана команда пропустить наши машины. В свою очередь, я поинтересовался возможностью выезда на обратном пути от Аральского моря, через дорогу которая проходит мимо аэропорта и расположенной рядом тюрьмы «Жаслык». На что получил разъяснения, что нас там не пропустят, т.к. «Жаслык», самая крутая зона в Узбекистане, - «Знаешь, кто там сидит? Ваххабиты, страшные люди!». Проехав еще около ста километров, мы уже в потёмках повернули на запад, к сору Барсакельмес. По плану, у нас там была запланирована ночевка. Дорога привела нас к заводу по добычи соли, покружив некоторое время, мы все же нашли в свете фар подходящее местечко в километре от дороги, на берегу сора. Еще когда мы подъезжали к Жаслыку, нас озадачил туман, который стал резко сужать степной горизонт, к моменту ночевки видимость упала еще больше. Выйдя из авто, мы поняли, что это мелкая пыль, которую гнал сильный ветер с Арала. Привычно сдвинув машины, и заставив все оставшиеся щели канистрами, мы в относительном затишье поставили палатки, и, занялись ужином. Благодаря куску стеклоткани, предусмотрительно захваченной Сергеем, мы имели возможность готовить ужин в течение одного часа, а не до утра, т.к. холодный ночной ветер остужал котелок почти с той же скоростью, с какой примус его грел снизу. Уплетая горяченькое, между первой и второй, внизу, на каменистом грунте был замечен посторонний несанкционированный объект. Посветив фонариком, Костя увидал деловито снующего под ногами скорпиона. Зашугав скорпиона до ближайшего куста верблюжьей колючки, мы продолжили трапезу, однако, он приковылял вновь. Из бездонной аптечки Константина был извлечен пузырек медицинского спирта, и, путем сложных манипуляций скорпиончик помещен в кунсткамеру, куда, утром, к нему был добавлен еще один компаньон.


Последний раз редактировалось: U_Serg (Сб Авг 21, 2010 20:35), всего редактировалось 11 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:44    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

День пятый. 12 мая.

Утром, пыльная мгла спала, и, можно было оценить масштабы сора диаметром более 40 километров, дно его состояло из многометровых залежей соли, которую с одного края потихоньку экскаваторы перегружали в видавшие виды Кразы. По технологической дороге мы выехали на поверхность сора, Сергей, начал кататься по соляным лужам, выискивая оптимальный кадр, я, глядя на агрессивную среду для автомобиля под колесами не разделял такого энтузиазма, а Костя, вообще предлагал валить быстрее, пока нас не определили в Жаслык. Шестое чувство Костю не подвело, и вскоре к нам подкатил человек, по повадкам, из службы безопасности, и, глядя на нас, как на идиотов, начал говорить, что дальше дороги нет, и нам надо уезжать отсюда, что мы и сделали.
Вернувшись на трассу, вскоре, получили замену асфальта грейдером, и тряслись на нем почти до Кунграда. Спустившись в дельту Амударьи, мы сменили порядком поднадоевшие пустынные ландшафты на сельские пейзажи. Вдоль дороги постоянно проходили арыки, большей частью сухие, и, лежали обвалованные поля, нарезанные по два-три гектара. Масштабы мелиорационных работ поражали. Сложилось впечатление, что землю перевернули не по одному разу, хотя, землей, то, что лежало на полях, назвать было сложно. Какая-то смесь глины, ила и песка.
На развилке Кунграда повстречали байкера из Ростова на Дону, возвращавшегося с мотофестиваля «Солнце Ташкента». С глубоким уважением, отношусь мото- и велотуристам! Люди едут с двадцатью килограммами груза туда, куда мы везем двести!
Постоянно вращая головами, обозревая окрестности, мы добрались до Нукуса, переехав по шлюзу через Амударью. По наставлению Макса, нам следовало заправиться в Нукусе, т.к. 92-й бензин в Узбекистане редкость, все ездят на 80-м. На поиски нужной заправки ушло минут двадцать, зато, очередь местных убедила нас в правильности выбора. Выехав из Нукуса через пост дорожной полиции, в очередной раз убедился, что туристы в Узбекистане находятся в привилегированном положении, и нас, в отличие от местных, не останавливают.
Через час, справа от дороги, показалась развалины Чильпык-Калы, расположенные на холме высотой метров пятьдесят. Пока Сергей с Юлией производили панорамные съемки, мы решили заехать на холм, к подножью крепости. Начав подъем со второй передачи, вскоре я был вынужден перейти на первую, а потом, и на пониженную. Подъем оказался довольно крут, да еще и песчаный. Движок дошел аж до 110 градусов. Крепость использовалась две тысячи лет назад доисламской религией для странных целей. Сюда поднимали покойников, и оставляли на съедение птицам падальщикам, т.к. похоронить можно только чистые кости. Странные люди! Мы туда на первой пониженной с трудом заехали, а они регулярно покойников на руках таскали! Быстро осмотрев развалины, мы с Константином решили спуститься к протекающей неподалеку Амударье, пока Сергей с Юлией осмотрят крепость. Выехав через километр к Амударье в район насосной станции, где брал начало один из многочисленных арыков, Костя достал спиннинг, и шокировал местное население, привязав блесну вместо крючка с червями. Местная снасть системы палка с леской и крючком, хоть и была незамысловата, зато проверена веками. Символическая проводка была проведена, поклевки, как и ожидалось, не последовало. По отзывам местных, в Амударье в основном травоядная рыба. А из хищников, сом и змееголов. Вода была теплой, хотелось искупаться, но время поджимало, и мы вернулись на трассу.
Через пару часов, слегка поплутав в Бируни, мы перебрались по понтонному мосту через Амударью. Выехав из Каракалпакстана, и въехав в Хорезмский вилоят, мы почувствовали разительные перемены. Деревья и трава стали сочными и зелеными, а не полузасохшими, как возле Нукуса, асфальт стал отличным, даже воздух, из пыльного пустынного, резко посвежел. Начинались сумерки, когда мы въехали в Ургенч. Вся экспедиция испытала культурный шок. Вечерний Ургенч до боли напоминал украинский причерноморский город. Пусть не роскошно, но все чисто, опрятно, в сквериках гуляют мамаши с колясками, во дворах сидят мужики за домино, а в воздухе висит спокойствие и неторопливость. Высунувшись из окна машины, Юлька в порыве чувств махала всем прохожим и автомобилистам, прохожие отвечали тем же, автомобилисты приветствовали сигналами. Нас с Костей тоже малость плющило. От Ургенча до Хивы вело великолепное шоссе с троллейбусной линией (опять, таки, привет Ялте).
Доехав до старого города (крепости Ичан-Кала), Сергей с Константином пошли искать рекомендованную Максом гостиницу, и, вскоре, мы заселились к Зафарбеку. Номер неплохой, правда, с водой проблемы, приходилось просить включать нагнетательный насос. Стоил пятнадцать баксов с носа в сутки. Наконец, душ, и, сверкая свежебритыми мордами мы отправляемся в ночной город поужинать. Обогнув квартал, находим еще открытое кафе. К нашему разочарованию плова нет, его готовят только днем, берем салатики, и куриный шашлык. Шашлык был так себе, но ташкентское пиво нас порадовало, приятный натуральный вкус!

День шестой. 13 мая.

Первоначально, в Хиве предполагалось пробыть полдня, но, единогласно, решили остаться еще на один день. Хорошо выспавшись, и позавтракав, в отеле, по рекомендации Зафарбека был нанят за двадцать пять баксов гид. Наверное, это того не стоило. Хоть и в визитке гида, помимо английского, турецкого и итальянского и значился русский, изъяснялся он на нем неважно, да и историю знал поверхностно. Вот, типовая корявая фраза «В десятом веке арабский рыцарь покорили местный пипл», вставки английских слов особенно прикалывали. Подозреваю, что в Хиве хорошего русскоязычного гида найти непросто. Все встреченные гиды сопровождавшие группы интуристов, как молодые узбечки (прекрасно говорящие по-русски), так и женщины бальзаковского возраста славянской наружности были, вероятно, из Ташкента. Но, как говориться, лучше с таким гидом, чем совсем без него. Правда, Сергей с Юлией, после первых двух часов экскурсии, решили смотреть Хиву самостоятельно. Нас же, с Костей, сей процесс весьма забавлял, к тому же, осмотр гарема был в конце экскурсии, а это пропустить мы никак не могли.
Сама старая Хива – крепость Ичан Кала, по настоящему удивительное место. Обнесенная многометровыми глинобитными стенами крепость, наполнена зданиями, некоторые из которых, были построены еще тысячу лет назад. Изюминку, и неповторимую прелесть придавали жилые дома, такие же глинобитные, как и пятьсот лет назад, в которых жили обычные люди. Получался живой средневековый город, по которому бегали дети, женщины стирали белье и пекли лепешки в тандырах. Разве что, по улицам ездили не арбы, а автомобили. Описывать это сложно, это надо видеть и чувствовать. К сожалению, российские туристы в Узбекистане большая редкость, в то время как французы, немцы, англичане, едут толпами.
После обеда мы с Константином поехали в новый город, в поисках сервиса. У меня что-то противно позвякивало в подвеске на каждой кочке. Найдя сервис с подъемником, и подняв авто, протрясли всю подвеску, но, кроме открутившейся облицовки радиатора, и снятой и не прикрученной еще в Оренбурге сирены сигналки сервисом при заправке кондея, ничего обнаружено не было. Попутно, из защиты было выковыряно пару кило земли, и сама она немного подогнута. Пока мы смотрели машину, подходили местные узбеки, интересовались, откуда мы. Выяснив, что из Оренбурга, каждый заявлял, что он у нас был (во, блин, популярнее Москвы!). Выехав из сервиса, убедились, что некоторый звук остался, сошлись во мнении, что бренчат колодки, и, решили забить на звук.
Следующим этапом была покупка свежих фруктов: клубники и черешни. Развернув купленную туристическую карту Хивы, я просил встречных узбеков, показать, где рынок, чтоб все это купить. Как правило, попялившись с полминуты в карту, она отодвигалась, и предлагалось проехать в направлении взмаха руки, а затем, повернуть, к примеру, налево. На мой уточняющий вопрос, на улицу такую-то или сякую-то надо повернуть, ответа не следовало, субъект погружался в глубокую задумчивость. Проехав вдоль и поперек пол Хивы, так и не найдя заветный колхозный рынок, Константин убежал за какой-то магазин, и, вскоре вернулся с черешней, клубникой и холодным пивом. Приняв все это в обратной последовательности в дворике гостиницы, мы пошли гулять по вечерней Хиве. Юлька заявила, что она тут останется, на крайний случай, если и уедет, с условием, чтоб Сергей опять её сюда привез. Зашли поужинать в понравившееся кафе. Лёжа за достарханом, уплетая вкусные блюда, смотря на южное звездное небо, и, подсвеченные минареты, проникаешься такой безмятежностью, что начинаешь соглашаться с Юлей. Но, всё когда-то кончается, Малика принесла счет (кстати, в пересчете, меньше тысячи рублей на четверых). И нам, завтра, точнее, уже сегодня, уезжать.

День седьмой. 14 мая.

С утра озаботились покупкой сувениров. В караван-сарае, и за ним расположен местный рынок. Обежав все ряды, покупаем тюбетейки, и, местную керамику ручной работы. Вернувшись еще раз, пополняем продуктовые запасы. Кстати, на рынке можно поменять деньги по такому же курсу, как на границе. Вещи уложены, и, мы выезжаем из ворот Ичан Калы. По обратному маршруту: Ургенч, понтонный мост, Бируни. В Ургенче планируем заправиться. На ранее полупустой заправке огромная очередь, на других заправках бензина уже нет. Говорят, ожидается повышение цен (прямо Back in the USSR). Тут, самое время упомянуть об автопарке Узбекистана. Дэу для Узбекистана много больше, чем АвтоВАЗ для СССР. Легковые автомобили в Узбекистане бывают трех видов: Нексия, Тико, и микроавтобус Дамас. Попадаются еще динозавры ушедшей эпохи, вроде копейки, или четыреста двенадцатого. Очень состоятельные люди ездят на иномарках вроде Шевролет-Лачетти. Правда, Шнивы иногда тоже попадаются. Единственный встреченный в Узбекистане новый джип – Тойота Прадо, принадлежал посольству США. Не знаю, может в Ташкенте все веселее, но, в той трети Узбекистана, которую мы проехали, всё так. Кстати, коснемся и цен на недвижимость, вдоль дороги, на выезде из Ургенча, стояли рядами симпатичные готовые коттеджи, метров по стопятьдесят, с черновой отделкой, на земельных участках по 6-8 соток. Удалось выведать на них цену - «Очень дорого! 35 тысяч долларов!» Блин, у нас стандартная однушка в девятиэтажке дороже…
Заправившись, мы двинули осматривать крепости. Историки пишут, что крепостей в Хорезме больше сотни. Но, мы запланировали посетить только три. Говорят, язык до Киева доведет. Так вот, он доведет и до крепостей Хорезма. Опрошенные нами встречные-поперечные подсказывали дорогу, точки в навигаторе были забиты, и, посмотрев две крепости расположенные среди полей, мы подъехали к началу Кызылкумов, где расположена самая известная крепость Аяз Кала, построенная в третьем веке до нашей эры. Годы и её не пощадили, однако, половина стен ещё стоит, и, возвышаясь на вулканическом останце, на фоне пустыни, она производит неизгладимое впечатление. Вблизи крепости энергичная предприимчивая женщина организовала юртовый лагерь, в котором с удовольствием останавливаются интуристы, жаждущие экзотики. Мы от экзотики тоже не отказались. На нашу удачу была одна свободная юрта, и, после торга, исключив ужин и завтрак, и дав обещание не мыться в местном душе (т.к. вода привозная), остановились на пятнадцати баксах с носа. Пока не стемнело, мы предприняли вылазку в крепость, по дороге, побарахтавшись в песчаных дюнах. Поднимался сильный ветер, и, было интересно наблюдать, как вершинки дюн начинали «курится». Песок двигался, как снежная позёмка, и, следы заметало уже через час. Облазив привычные уже глинобитные развалины, я был поражен видом, открывающимся с обрывистого склона горы, на которой стояла крепость. Наверное, именно на такой черной вулканической скале, сидел Врубелевский демон, наблюдая за догорающим закатом, пылающим над пустыней. Перед ним лежало не пространство, а время. Зарождались и гибли цивилизации, людская суета блекла, на фоне материализовавшейся бесконечности.
В крепость к тому времени поднимались трое иностранцев. По специфическому выражению лиц, я их идентифицировал как американцев, думаю, глядя на наши немытые и небритые физиономии, они так же безошибочно идентифицировали нас как русских. Спустившись к лагерю, я наблюдал занимательную картину, как они возвращались вместе с моим вторым пилотом, что-то горячо обсуждая и размахивая руками. Константин в хорошем знании английского языка замечен не был, и, у меня в памяти всплыла сцена диалога Кузьмича с финном, в «Особенностях национальной охоты». Все оказалось банальнее, товарищ, афроамериканской наружности, до Ташкента служил в посольстве в Москве, и мог сносно изъясняться на великом и могучем.
Отказавшись от местного общепита, мы сварили в юрте узбекскую картошечку нового урожая, и, за неимением селёдочки, уминали её с рыбными консервами, под тёплую водочку. Вокруг шумел ветер, сквозь щели в верблюжьих кошмах, укрывающих юрту, подсыпался песочек, но, это не помешало прекрасно выспаться.

День восьмой. 15 мая.

К обеду мы совершили обратный марш-бросок к Нукусу. На заветной заправке бензина не оказалось, как и на других обследованных заправках. Местные, по секрету сообщили, что 80-й бензин есть в Ходжели (бывшем Ленинабаде), лежавшим на нашей обратной дороге. Действительно, на затрапезной заправке нам удалось наполнить все свободные ёмкости, т.к. те же осведомители сказали, что завтра воскресение, и бензина до понедельника нигде не будет. Шнивки не привередничая, нормально переварили низкооктановый бензин.
По дороге к Кунграду удалось пообщаться с узбекским гаишником. Дорога активно реконструируется, производится расширение насыпи, работает много техники, и, стоят частые ограничения скорости. До этого, уточняя у узбекских водителей, каков лимит скорости на трассе, они отвечали, что езжай хоть стопятьдесят, гаишники только там, где есть ограничения. Но, я успел забыть этот совет, и утомленный неспешной ездой прибавил в скорости, и вот, из за автобусной остановки выскакивает гаец, маша мне палочкой (но не полосатой, а красной, полосатых ни у кого нет). Водители, въезжающие в Узбекистан, забудьте свои европейские привычки. Не надо сидеть в машине, и ждать, когда подойдет гаишник, и скажет «сержант Пупкин, предъявите свои документы». Надо выйти из автомобиля, широко улыбнуться, поздороваться с гаишником за руку, и на его вопрос «Как дела, брат?», пару минут обсудить семью, поездку, дорогу. Наконец, покрутив в руках документы, гаишник вдохнет «Нехорошо, брат, нарушаем!» и покажет радар. Похвалив несколько раз Узбекистан, сославшись на то, что ты торопишься, повинится, на что гаишник скажет «Ну, вы же гости! Не буду вас наказывать. Счастливого пути!».
Отобедав в чайхане под Кунградом, мы с Константином, на последние сомы затарились полюбившимся ташкентским пивом. Разговорившись с чайханщиком, выяснилась причина повсеместного запустения. Как известно, вода в Средней Азии – это жизнь. Полноводную Амударью, которую мы видели, местные не видели уже много лет. Обычно, здесь протекает жалкий ручеёк, и, только невиданные снегопады этой зимой на Памире, позволили наполнить все водохранилища и арыки. Но, это не надолго, поэтому, он планирует продавать свой бизнес и перебираться в Казахстан.
Еще полтора час мы трясемся до Муйнака. Узбекское солнце печет так сильно, что сгораешь через стекло в машине. Спасает солнцезащитный коврик, который мы с Константином периодически вешаем то на одну, то на другую сторону. На подъезде к Муйнаку встречаем интересных земноводных коров, которые стоя по брюхо в воде, с удовольствием поедают болотную травку.
На въезде в Муйнак нас останавливают три дородных гаишника-каракалпака, долго и муторно рассказывают, что дальше мы не проедем, и, нам нужен человек, кто знает дорогу. Но, на их звонки, этот человек не отвечает. Видимо, этот человек отстегивает им щедрые комиссионные. Спасает ситуацию моё предложение съездить посмотреть корабли в порту, мол, возвращаться всё равно будем этой дорогой, и к ним подъедем. Дома в Муйнаке контрастируют с типичными каракалпакскими поселками. Классические побеленные украинские мазанки, под металлической двускатной крышей. Видимо, в свое время, славянское население здесь преобладало. Доехав до бывшего моря, и съехав на дно к двум кораблям, увязшим в песке, мы с Костей, сделав несколько кадров, оказываемся атакованы местной детворой, с криками «Хелоо, мистер!». Откупившись пакетиком леденцов, мы видим, что возле установленной в отдалении стелы и смотровой площадки, стоит голубой уазик, похожий по описаниям на проводника, из статьи «Авторевю». Нас беспокоил запланированный маршрут по дну моря на Устюрт, т.к. неделю назад, экспедиция геокешеров не смогла проехать, дороги были затоплены разливом. Как всегда, Сергей с Юлией задались целью сфотографировать каждый квадратный сантиметр кораблей, в то время как уазик собирался уезжать. Мы кинулись на перехват, на наши сигналы уазик остановился, за рулем действительно сидел легендарный дядя Володя, на него мы и накинулись с расспросами, как проехать по дну моря. Окинув взглядом нас, и наш автомобиль, дядя Володя вынес вердикт, что мы проехать сможем. За вторым рыбзаводом повернете на право, и там разберетесь, напутствовал дядя Володя, закрывая дверь, т.к. сидящим на заднем сидении, троим арабам, текущая остановка заказана не была.
Подъехав к стеле, или как её называют местные «Памятник морю», мы обнаружили еще одного аборигена, который представился как сторож. Испитое лицо сторожа зарождало определенные сомнения, видимо, экологические ниши были строго разделены. Внизу, возле кораблей, пощипывали туристов мальчишки, а, здесь, работали дяди постарше. Почитав плакаты, как умирало море, мы, с Костей, посмотрели на флотилию судов, стоящих внизу смотровой площадки. «Сторож», рассказал о каждом судне, как оно называлось, его назначение. Рядом была устроена вертолетная площадка, куда привозят ВИПов. Так, неделю назад, с его слов, прилетал вертолет с генсеком ООН. Наконец, к нам присоединился и второй экипаж, жадно посматривая на новые корабли. На мотоцикле подъехал товарищ (видимо, тот, кого разыскивали гаишники), поинтересовавшись, мы ли собрались проехать по дну моря. Отпираться мы не стали, я достал ноутбук, и, загрузив Гугль, стал показывать дорогу, по которой мы хотели ехать. Получив подтверждение от проводника, что она затоплена, нам было рекомендовано ехать намного севернее. Убедившись, что его услуги нам не нужны, проводник уехал, в благодарность за экскурсию, я дал «сторожу» банку российской сгущенки, решив не поощрять его алкоголем, но, он был доволен и этому. Джиперская душа Кости требовала выхода энергии, и, сев за руль, он спустился к кораблям, подрифтовал по песчаным дюнам, а, на исписанных ржавых бортах, добавил надпись «Шеви-нива клуб. Оренбург-Пермь».
Выехав из Муйнака по другой дороге, миновав гаишников, мы проезжали мимо бывших рыбацких поселков, детишки вдоль дороги, при приближении, махали нам рукой, а, после того как мы проезжали, швыряли вслед камни. Кстати, дальнобои в чайхане в Кульсарах, за соседним столиком, тоже рассказывали о подобных развлечениях. Одному из них разбили лобовое в январский мороз, и, пока он доехал до следующего поселка, прилично обморозился. Тем временем, мы спустились на дно моря, по которому шел неплохой грейдер. На прилегающей к Муйнаку бывшей акватории нашли газ, и, теперь эта территория активно разбуривалась и обустраивалась. Видимо, дебит скважин был небольшой, т.к. встреченные нами установки комплексной подготовки газа, не отличались высокой производительностью. Уточняя у встречных водителей грузовиков дорогу, мы забрались километров на пятьдесят севернее, и, повернули на запад, к Устюрту. Хорошая дорога давно закончилась, началась хорошая колея, и, мы часто были вынуждены ехать по дну, в объезд. Солнце клонилось к закату, однако, оно и в зените не пробивалось через пыль, которая постоянно висела в воздухе. Пустынные ветра, гоняя по высохшему дну моря, поднимают миллионы тонн пыли (70 млн.тн. в год), и, переносят ее на сотни километров. К тому же, эта пыль содержит всякую гадость, удобрения, ядохимикаты, которая смывалась с полей в Амударью, и оседала на дне Арала. Смеркалось, до Устюрта оставалось еще около сорока километров, мы подъехали к развилке, но, традиционного камня с указаниями «на право пойдешь - …» не было. Ночевать на дне не хотелось. Достав ноутбук, и загрузив космоснимки, определили свое местонахождение, местонахождение подъемов на чинк Устюрта, и выбрали нужную дорогу. Вскоре, навигатор стал показывать увеличение высоты, и, только за километр увидели чинк Устюрта, ранее, скрытый пылью. Поднявшись на плато, по серпантину (высота чинка 140 метров), стали искать место ночлега, но, традиционный сильный ветер, вынудил нас, уже отъехавших несколько километров от чинка, вернутся, и спустится в расщелину, где ветер не так досаждал. Привычно сдвинув машины, мы разбили лагерь.

День девятый. 16 мая.

Утром, просчитав несколько маршрутов, поставили задачу доехать до остатков моря, если получится, и до порта, снабжавшего остров Возрождения, а к ночи, добраться до Жаслыка. Дорога вдоль кромки чинка оказалась весьма зубодробительной, до третьей передачи дело практически не доходило, 25 км/час средняя скорость. Проходящие параллельно с десяток дорог давали иллюзию выбора. Казалось, что идущая в ста метрах рядом дорога куда лучше, однако, переехав на неё, она через километр становилась отвратной, а еще через сто метров переходила в глубокую колею. Нам на встречу попались два Лендровера с номерами иностранных представительств. Первый, был битком набит туристами, а второй вез шмурдяк. Видимо, турфирмы вывозили на море любителей особенного экстрима.
Спустя несколько часов, мы достигли мыса Актумсык, с которого должно быть видно море. Но, кроме пыльного марева, видно ничего не было. Трястись дальше на север сто километров (а потом и обратно) к развалинам воинской части желания совсем не оставалось, немного южнее по Гуглю просматривался съезд с Устюрта, к нему мы и вернулись. Спустившись на дно, в паре-тройке километров, мы, наконец, увидели море. Настоящее Аральское море! Аккуратно, через солончак, проехав до лежащего в ста метрах от кромки воды понтона, скинув обувь и штаны, полезли в море. Берег был илистый, сильный ветер гнал большую волну, волны с шумом накатывались на берег, оставляя широкую полосу ракушечника и клочки пены. Вода оказалась крайне соленая, густая и тяжелая по ощущениям. Побарахтавшись в море (устроить заплыв не позволяли волны и соленые брызги), на понтоне был устроен пикник. Пользуясь отсутствием гаишников в радиусе ста пятидесяти километров, достижение цели экспедиции было торжественно обмыто всеми участниками. После небольшого релакса был взят курс на цивилизацию.
Поднявшись на Устюрт, попытка пересечь газопровод «Бухара-Урал» оказалась неудачной. Первая нитка газопровода была раскопана, и путь преграждала глубокая траншея с насыпью. Подъехав, к видневшимся на горизонте рабочим, мы были обрадованы, что ближайший переезд через траншею в двадцати километрах к югу. Блин, вот на Устюрте все так. Траншеи, и те по сто километров длиной. Константин предложил, было, поработать десять минут лопатами, присыпать траншею, и переехать. Однако, теоретический гнев ремонтников, которым полдня потом туда вновь гнать экскаватор, был страшен. Объехав злополучный газопровод, мы выбрались на оперативный простор. До Жаслыка осталось меньше ста километров, забив точку Жаслыка в навигатор, мы рванули по азимуту. Дороги пошли колеистые и трясучие, удобнее оказалось ехать рядом, по степи. Время от времени, под разным углом дороги пересекались, и мы поворачивали на ту, которая больше подходила к нашему азимуту.
Одна из таких дорог привела нас к такыру, большому глиняному озеру, еще блестящему пятнами невысохшей глины. Объезжать такыр было далеко, а учитывая, как всегда, клонящееся к закату солнце, и некогда. Почесав репу, мы с Константином решили рискнуть. Проверив, длину тросов в нашей машине, и у Сергея, вроде бы имели 50 метров, но, из серьезного, имелась только одна бармалейка. Потихоньку въехав на такыр, я ждал, когда сопротивление движению начнет нарастать, и мы увязнем по ступицы. Однако, машина катилась свободно, и в зеркало заднего вида колея не просматривалась. Я прибавил газу, вторая, третья, четвертая. Мы несемся 100 км/час! Эх, какая досада, что такыр так быстро кончился. Он оказался настоящим хайвэем, и, даже без пыли. А, вот пыль нам вскоре начала досаждать. Чем ближе к Жаслыку, тем больший слой пыли лежал на дороге. Вскоре он превысил несколько сантиметров, дороги стали ровнее, и мы летели 50-60 км/час, вздымая тучи пыли, и, ощущая себя на ралли. Схожесть с этими спортивными состязаниями придавали и внезапные поперечные колеи, и, трамплины. Подлетев, и приземлившись после одного из таких трамплинов, нас окатила такая туча пыли, что, было ощущение, что на тебя, её высыпали целый самосвал. Я был вынужден включить дворники, и смахнуть с лобового пару килограмм этой субстанции, т.к. видно ничего не было. В этой пыли мы потеряли ехавшего сзади Сергея, и, потом по шлейфу пыли в паре километров южнее нас, поняли, что он едет по параллельной дороге.
Наконец, мы выезжаем на трассу возле Жаслыка. Быстрый прохват по шоссе позволяет сдуть большую часть пыли, но, все равно, припарковавшись у чайханы, машину было не узнать. Сергей решил помыть свою, а мы с Костей решили, что пыль украшает боевой пепелац, и ограничились обдувом из компрессора наиболее важных мест, разумеется, выколотив из воздухана обильное облако. Поужинав, мы договорились с Фархатом, владельцем чайханы, что он выделит нам ночлежную комнату, по пять баксов с носа. Темнело, вокруг кафе началась непонятная движуха, подъезжали и уезжали в степь караваны КАМАЗов. На наш недоуменный вопрос, Фархат сказал, что переживать нечего, это контрабандисты, которые в обход таможенного поста везут разные товары в Казахстан. Стало понятно обилие пыли на дорогах вблизи Жаслыка, они разбиваются этими ежедневными, точнее, еженочными конвоями. Часа через полтора активность контрабандистов ослабла, и, мы уснули.

День десятый. 17 мая.

Быстро позавтракав, мы выдвинулись к границе. По пути, наш караван, двигающийся с традиционной скоростью, обогнало около десятка Нексий. Подъехав к посту, мы встали в хвост немаленькой очереди, и, пошли оформлять документы. Пройдя все окошечки, и паспортный контроль, где нам шлепнули штамп в загранпаспорт, мы двинулись к пограничнику на въезде в таможенный пост, что мы, мол, все оформили, давай запускать. А он нас порадовал, что мы тридцатые на въезд, и первые десять машин ждут свой очереди со вчерашнего дня. Магические для Узбекистана слова – «мы туристы», здесь не срабатывали, и, мы лишь получили невнятное обещание, что нас запустят пораньше. Простояв пару часиков на солнцепеке, мы с Сергеем, окучивали служивого как могли, но он раз в полчаса запускал пару машин, а нас кормил обещаниями. Обращения к начальнику таможни не помогли, он сказал, что пограничниками не командует, попытки обратиться к начальнику пограничников не удались, было заявлено, что «начальник отдыхает». Мы, было, начали поднимать скандал, но «начальник шлагбаума» на нас обиделся, и сказал, что теперь мы заедем только по очереди, к счастью, часовой сменился, вышедший начальник таможни распорядился запустить «туристов», нас быстро формально досмотрели, и мы выехали к казахскому шлагбауму.
Конечно, там был обед. Ну, в любой ситуации есть положительная сторона, решили мы с Костей, и рубанули армейский сухпаек, предчувствуя, что иначе, обед у нас сегодня опять не сложится. Пройдя казахский паспортный контроль, мы поспешили в таможню, но, там изволили кушать еще полчаса. Пока мы ожидали, к нам обратились дальнобойщики с просьбой разменять тысячу по сто рублей. На вопрос, зачем им рубли, объяснили, что за все здесь нужно платить. С легковых, такса по сто рублей, с грузовиков – пятьсот. И, правда, как только нас запустили, дальнобои пошушукавшись с таможенником, скрылись поочередно за дверью кабинета, откуда выходили с нужными документами в руках. Нас стали гонять от окошка к окошку, а затем вообще отправили на улицу. Пропустив «коммерческих» узбеков, мы все же получили декларации, заполнили и сдали их без проблем. Вновь миновав досмотр, мы выехали на просторы Казахстана.
Грейдер пролетел как родной, и мы опять в Бейнеу. По графику стояла регистрация в местной полиции. В принципе, нам хватало пяти дней на обратную дорогу, но любая поломка или непогода, могла нас задержать, и существенно пополнить карманы местных служителей закона. Сергей с Константином пошли пробивать вопрос, мы же с Юлией кинулись звонить домой, т.к. в Узбекистане отправляли только СМС, опасаясь дорогого руоминга. Деньги на балансе вскоре кончились, я объехал половину поселка, прежде чем купил карточки в уже знакомом супермаркете. Выговорив еще по карточке, мы пошли узнавать, почему наши не возвращаются, т.к. полиция уже закрывалась. Оказывается, по новым правилам, иностранцам для временной регистрации, необходимо было пройти через кабинет криминалиста, куда они и стояли в одной очереди с узбеками, т.к. все мы в Бейнеу были иностранцы. Криминалист фотографировал, и снимал отпечатки пальцев со страждущих. Поблагодарив Бога, что не надо сдавать кал и мочу на анализы, мы завались всей компанией к криминалисту. Сфотографировав нас, умирающих со смеха, в фас и профиль, криминалист составил словесное описание каждой личности, и, великодушно отказался снимать отпечатки, за что ему большое человеческое спасибо, т.к. отмыть краску с ладоней было бы затруднительно.
Получив, наконец, вожделенный штампик, мы кинулись в заветный супермаркет, пополнить съестные запасы. Соскучившись по колбасе, попросили продавщицу продать палочку самой вкусной местной колбасы, нам вручили колбасу «мусульманскую», производства ООО «Желен», г.Орск, Оренбургской области. Докупив минералки с алкоголем, и, залив все емкости на заправке, мы рванули в пампасы, пока не стемнело. Отъехав от поселка с десяток километров, и поднявшись на невысокий чинк Устюрта, чуть в стороне от дороги разбили лагерь. Вкусно поужинав, и сняв стресс от засилья официоза в минувшем дне, завалились спать.


Последний раз редактировалось: U_Serg (Сб Авг 21, 2010 20:37), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
U_Serg
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 35
Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 1260
Откуда: Пермь

СообщениеДобавлено: Вт Июн 01, 2010 23:44    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

День одиннадцатый. 18 мая.

Проснувшись и плотно позавтракав в преддверии тяжелого перехода до Бозоя, вернулись на дорогу, по которой поднялись на чинк. Это был превосходный грейдер идущий на газовое месторождение. Решив пока поехать по нему, вскоре обнаружили, что он забирает на северо-восток, и идет к чинку Донызтау, когда, нам надо было точно на восток. Путь на юг преградил большой сор, и нам пришлось отмахав по грейдеру километров пятьдесят, пробираться на юг, к проложенному ранее маршруту, по едва заметным тропкам. Вернувшись на маршрут, оставив Туруш на горизонте, на юге, двинулись на восток. Досаждали старые поперечные колеи, да и сама дорога, по которой мы ехали, временами превращалась в глубокую колею. Сергей, имея шериф на половину днища, смело утюжил колею, но и он, балансируя от повисания на брюхе, часто был вынужден съезжать с дороги, т.к. глубина колеи существенно превышала размеры клиренса. Я же, не обремененный ничем, кроме штатной защиты, половину дороги был вынужден ехать по гребню колеи, чем вызывал большое недовольство второго пилота, т.к. трясло изрядно.
Пройдя севернее сора Сам, мы вышли к перешейку, где излишки воды сора Алтайсор стекали в огромный сор Асмантай-Матай. Судя по обилию отходов цивилизации, это было популярное для пикников место. Мы решили не отступать от традиции, и, также отобедать, отъехав на отдаленный мысок с красивыми видами. Правда, солончак под колесами оказался довольно коварен, но, мудовой резине с пониженной и блокировкой он был по зубам.
Следующим пунктом программы значился осмотр загадочных стрел Устюрта. Найдя, по координатам с Гугля одну из стрел, мы приступили к исследованию. Вниз, к сору на сотни метров расходились крылья стрел, выложенные из камня, с заплывшим рвом с внутренней стороны. Наконечник стрелы имел гораздо более высокие стены, и, в каждом из трех углов, располагались по три ямы в диаметре около восьми метров, заваленные камнями, но все равно не менее метра глубиной. Поковырявшись в основании одной из ям, я выковырнул выглядывавший из земли череп сайгака, который развалился у меня в руках, однако, рога не истлели. Наиболее логичный вариант использования стрел, нашел свое фактическое подтверждение. Стада сайгаков загонялись через широко распахнутые крылья в наконечник стрелы, перепрыгнуть стены которого они не могли, и, падая в ловчие ямы, забивались охотниками каменного века. Масштабы инженерно-строительных работ, конечно, поражали, но в них, в отличие от египетских пирамид, был практический смысл, в виде ароматного диетического мяса.
Двинувшись дальше, беря севернее, для объезда сора Косбулак, отметили улучшение состояния дорог, и степи в целом. Правда, появилась пыль, и мы опять начали поднимать большие пылевые шлейфы. Двигаясь в степи по траве, пыли было гораздо меньше, можно было разгоняться до 50 км/час. Расслабиться, тем не менее, дорога не давала. Время от времени в траве появлялись выпавшие с грузовика строительные блоки из ракушечника 20х20х40см. Встреча автомобиля с таким блоком не сулила ничего хорошего, а их мы насчитали около трех десятков.
Периодически, пермским экипажем, делались профилактические остановки, для очистки днища. Шериф, выступал зачётной газонокосилкой, и, из него извлекались изрядные пучки сена. Один раз, они даже задымились, но, Юля вовремя почувствовала запах дыма, а Сергей ловко успел все затушить. У меня же, траве задерживаться было негде, а немного сопливившаяся раздатка была отполирована до зеркального блеска. По дороге, мы остановились возле древнего колодца, лежащего на пересечении караванных путей. Лет ему было явно не меньше полтысячи. Верхушка колодцы была выточена из цельного куска песчаника. Привязав котелок, Константин ловко его закинул, и с двадцатиметровой глубины поднял холодной мутноватой пресной водицы. Заглядывая вниз, опровергли еще одну легенду. Никаких звезд днем в глубоком колодце не видно, всё враки. Решив, что на сегодня впечатлений хватит, не доезжая два часа до Бозоя остановились на ночевку. Ночевка, отличалась от прочих, отсутствием ветра.

День двенадцатый. 19 мая.

Традиционные утренние процедуры, заливаем в бак по паре канистр, и в путь. Через пару часов мы в Бозое. На окраине завидные барханы, решаем, что сделать сначала, устроить фотосессию на барханах, или заехать в магазин, купить нам с Костей минералки. Решаем в магазин, а барханы на выезде. Выезжая из поселка, свернув к барханам оказываемся на местной свалке, поколесив пять минут по свалке, выезжаем в сторону Куланды. На дорогу то и дело выбегают чудные ящерки. Дорога становится все более песчаной. Вместо большого количества мелких неровностей, появляются большие волны, на которых мы мерно раскачиваемся. Наконец, показались Куланды. За поселком виднеется высохшее дно моря, и полоска воды на горизонте. В центре поселка из скважины бьет чуть солоноватая вода, которой с удовольствием умываемся. Меня по дороге начало не по детски колбасить, чувствуется, что поднялась температура. Решаю не сбивать температуру, а подождать симптомов, чтоб знать, от чего лечится, т.к. симптомов простуды или отравления не было замечено. Уступаю руль второму пилоту, и сажусь в пассажирское кресло. Константин, как застоявшийся жеребец, рвет с места в карьер, на неровной дороге меня начинает кидать по салону, и, я сожалею, что нет спортивного четырехточечного ремня безопасности, жестко привязаться к креслу. Вскоре мы сворачиваем на дно моря. В песчаных барханах встречаем скважину, фонтанирующую водой. По какой-то причине, вода из-под земли поступает относительно теплая. Экспедиционеры с гиканьем кидаются под гигантский душ. Я, несмотря на температуру, решаю тоже помыться. Мне, в отличие от ребят, вода не кажется такой теплой, но, гигиена требует жертв. Вдоволь наполоскавшись, едем дальше, и вскоре находим на дне моря корабли. В этот раз, фотосессией дело не ограничивается. Видя, что от некоторых кораблей, ломозаготовителями оставлено одно воспоминание, Константин решает тоже чем-нибудь поживиться. Спустя какое-то время вниз летят разные железки. И, несмотря на мое недовольство, в багажник Шнивы запихивается разбитый иллюминатор, и, стойка ограждения на палубе, с креплениями под спасательный круг, килограмм под десять весом. Поддавшись всеобщему мародерству, и я кладу в багажник табличку от шкафа с электрооборудованием в рубке, весом граммов в пятьдесят. Попытка подъезда к последнему кораблю в заливе не удалась, Сергей, шедший первым, начал зарываться в солончак, моментально среагировав, успел выехать. Выбравшись на возвышенность, мы объехали залив, посмотрели бывший причал с полуразрушенным дебаркадером, и, по размытой дороге, с полуметровыми промоинами, поднялись на чинк. Впереди была дорога на Акбасты. Кажется, самый поганый участок, из всех от Бейнеу до Аральска. В одном месте на этой «дороге» Костя даже словил диагоналку, но, подключив блокировку смог в раскачку самостоятельно выехать. Я, вцепившись в поручень мертвой хваткой, ждал, когда же этот вибростенд закончится, и, можно будет спокойно лечь на землю, укрыться телогреечкой, и забыть про этот кошмар.
На полпути, попался одинокий жилой кош, Сергей поинтересовался у тусящей пацанвы дорогой на Акбасты, и мы поехали по указанному направлению. Через пятьсот метров, дорога ушла под воду пруда, мы вернулись к кошу, пацаны благоразумно попрятались, чуть покружив по округе, мы нашли правильную дорогу.
Под вечер, мы доползли до Акбасты. Прохват по поселку, с настоящими песчаными дюнами на центральной улице, на радость местной детворе. Не найдя нужного поворота, подъехали к группе мужичков. Один из них, любезно согласился показать выезд в нужную сторону, и, подвинув Юльку, уселся третьим на передний ряд. Глядя на эту картину, я вспомнил, как добираются узбекские гастарбайтеры к казахской границе через Каракалпакию. Когда вы видите у себя на дорогах Оку с надписью «такси эконом», не верьте! Это совсем не эконом! Эконом по-узбекски, это Нива 2121, перевозящая с десяток пассажиров. Первый пассажир сидит на рычагах, второй, на переднем сидении, третий, у него на коленях, лицом к нему, спиной вперед. Камасутра на заднем сидении вообще не поддается описанию.
Выехав на нужную дорогу, куда более накатанную, по которой местами, уже можно было держать 50, мы заторопились к дамбе. Сгустились сумерки, наступила ночь, а точка дамбы на навигаторе еле приближалась. Дорога была популярная, начали попадаться встречные автомобили, от которых, мы уже успели отвыкнуть. Начался грейдер, и, вот, дамба. Съезжаем с дороги, находим местечко рядом с водой, разбиваем лагерь, и, попив чая, я проваливаюсь в сон.

День тринадцатый. 20 мая.

Утром, кроме небольшой слабости, ничто не напоминает о вчерашнем недомогании. Непонятно, что со мной было, может, перегрелся. Солнце все время пекло нещадно, и, температура воздуха в тени была далеко за 30. Кондиционер в машине немного спасал положение, благодаря его избыточному давлению, мы не подсасывали в салон пыль, с температурой же он справлялся хуже, несмотря на тонировку, солнце раскаляло салон основательно. Юля даже придумала ноу-хау, обклеив торпеду до лобового стекла белой бумагой, отражающей солнечные лучи.
Константин, решив не будить меня второй раз, для подкачки матраса, дремал в автомобиле. В двадцати метрах плескалось малое Аральское море. Дамба была отсыпана из песка, и, волны размерено накатывались на берег по мелководью. В тридцати метрах от берега, по ощущениям, было по пояс, и начинались заросли камыша, которые дальше продолжались островками на несколько сотен метров. Вода оказалась практически пресной. Уйма водоплавающей птицы вокруг предполагала и достойную ихтиофауну в море. Вдалеке что-то время от времени ловили пеликаны. Пока Юля готовила завтрак, мы с Костей расчехляли фидеры. Замесив прикорм, набив кормушку и нацепив на крючок консервированную кукурузу, наживка была отправлена к кромке камышей. Вскоре, кончик удилища задрожал, выжидая поклевку посерьёзнее, я проворонил, что имелось, и через минуту вытащил снасть с голым крючком. Вновь насадив кукурузу и набив кормушку, сделал энергичный замах. При броске плетня за что-то зацепилась, и кормуха, отстрелившись, улетела к камышам. Почесав репу, и не найдя никаких внешних признаков проблем в катушке, вновь была завязана ассимитричная петля, и отстрелена к камышам очередная кормуха. Внешне, всё выглядело нормально. Кормушек было жаль, и, снасть было решено переделать в пикер. Однако, пара грузиков была отстрелена по той же схеме. Не найдя причину проблемы, я зачехлил фидер, и, благо завтрак был уже готов, пошел подкрепиться. Константин, так же не дождался нормальной поклевки, но у него заброс происходил без осложнений. Пока мы завтракали, мимо нас проехала большая колонна грузовиков со строительными вагончиками, и, остановилась в трехстах метрах. Водители побежали купаться, а один, достал удочку, и, взабродку, вскоре вытянул из камышей приличную рыбу, судя по круто изогнувшемуся удилищу. Встав на ночевку, мы не доехали несколько сотен метров до гидроузла плотины, через который производится сброс в Большой Арал лишней воды. Канал, вдоль которого вода после водосброса течет к высыхающему морю весь облеплен местными рыбаками-браконьерами. Вся рыба прошедшая через плотину выцеживается многочисленными сетями. Вот, на гребень плотины выезжает очередные «рыбаки». В коляске мотоцикла лежит ночной улов - несколько мешков с рыбой, от полкило, до двух килограмм за хвост. В основном сазан и карась, и продолговатая рыба вроде жереха.
Мы, тем временем, собираем лагерь. По предварительному плану, у нас значился переезд к озеру Камбаш, расположенному в ста километрах, и отдых с дневкой и ночевкой там. С Камбаша мы с Костей никак не успеваем за один день вернуться домой. Получается, нужна еще одна ночевка, и домой приедем в воскресенье после обеда. А в понедельник, в 6 утра мне надо выезжать в Уфу по делам. Хотелось бы отмыться, отстираться, выспаться, да и с семьёй хоть чуток побыть. У Кости тоже дела торопят. Мы предлагаем сразу двигаться дальше, не задерживаясь на Камбаше. Сергей, как уроженец этих мест, убеждает нас все же заехать на Камбаш. Мы переезжаем плотину, а наше место занимает синяя грозовая туча. Немного поплутав, находим переезд через Сырдарью. Она, в отличие от Амударьи, не впечатлила. Так, чуть полноводнее Урала. Через час мы, наконец выезжаем на асфальт, которого не видели долгих два с половиной дня.
Камбаш оказался средним по размеру озером, в котловине между холмов. По плану Сергея, нам надо было выдвинуться на отдаленный мыс, который со спутника выглядел весьма перспективно. Мыс, зараза, оказался довольно далеко, в получасе езды вдоль береговой линии. И, чем ближе мы подъезжали к мысу, тем быстрее песок в почве сменялся на непонятную субстанцию из мелких камней и глины. Мыс, вживую, впечатления не произвел абсолютно, берега были топкими, для рыбалки и купания не удобными, в добавок ко всему, комары здесь имели поистине циклопические размеры, и несчетное количество. Отдых здесь представлялся сущей пыткой. К тому же, на юге маячили грозовые тучи, что, учитывая характер почвы, могло сделать отдых незабываемым. Мы развернулись назад. На полдороге, попался местный чабан, шедший на рыбалку с пустым мешком, пообещавший поделится уловом. На берегу он снял штаны, и полез в воду. В сотне метров от берега у него стояли сети, на самой популярной в России мужской глубине. На наше удивление, вернувшись с мелководья, он выложил из мешка пару одинаковых двухкилограммовых сазанчиков. Одного он оставил на ужин себе, а второго, великодушно оставил нам, за что был премирован недопитой бутылкой «Смирновки». Заинтересовавшись такой многолюдностью, к нам подошел ученый, из расположенной в километре армейской палатки, где базировалась противочумная станция. Мы находились в природном ареале чумы. Той самой, от которой в средние века перемёрло половина Европы. Он изучал, насколько сильно сейчас этим вирусом поражены грызуны – переносчики чумы. Получив ещё один довод покинуть это райское место, мы двинулись дальше, и, к вечеру выехали на трассу Чимкент-Аральск, где, за придорожными холмами Константином был приготовлен шикарный прощальный ужин с ушицей и жареным сазаном.

День четырнадцатый. 21-22 мая.

Утром мы первый раз проснулись не от спустившего матраса, а от холода. Дул сильный северный ветер, а температура упала до +10. Решили не мучатся, укутывая котелок на улице. Юля вспомнив свой альпинистский опыт закипятила завтрак прямо в палатке, где мы, набившись вчетвером, его и умяли. Вне палатки, без телогрейки и вязаной шапки, было неуютно. Быстрые сборы, сегодня нас ждал финишный длинный перегон. В восемь утра мы уже подъезжаем к Аральску, прошмыгнув незамеченными мимо поста полиции, заезжаем на заправку. Последний раз мы заправлялись в Бейнеу. Сергей заливал дополнительно четыре канистры, а мы три, т.к. четвертая оказалась с негерметичной горловиной. Признаться, 92 бензин в Бейнеу был полным отстоем. Даже восьмидесятый узбекский был лучше. При нагрузке (а на пересечёнке нагрузки регулярно) начинали звенеть клапана (у меня болты), да и мотор тянул посредственно. Так вот, подъехал я к заправке на последних парах, залил полный бак, и, пару канистр про запас.
Впереди нас ждала «дорога смерти» на Иргиз.
Возле Аральска, несколько километров дороги старательно утюжила дорожная техника, видимо, на линии будущей трассы Пекин-Петербург. Затем пошел асфальт средней паршивости, который постепенно стал совсем убитый, а трафик пошел по полевым дорогам вдоль трассы. Скорость снизилась до 30-40 км./час, но все равно, на кочках и ухабах прилично болтало. От тряски стал съезжать с направляющих верхний багажный бокс, приходилось раз в час останавливаться, чтоб вернуть его на место и подтянуть крепления. По полевым дорогам, скрипя подвеской на ухабах, тащились фуры, и, редкие экстремалы на пузотерках. Время от времени, попадались участки трассы с уже отсыпанным полотном, и, даже черновым асфальтом. Как тут народ ездит в распутицу, не представляю. Эти 200-250 километров объездных дорог, проходятся, наверное, не за один день, и, с немалыми потерями. Тем не менее, активная работа дорожников позволяет наедятся, что через несколько лет, тут будет хайвей. Многочасовая тряска пробудила аппетит, и мы остановились в рекомендованной Сергеем чайхане. Думаю, с Онищенко случилась бы кондрашка, если бы он посетил такое заведение общепита. Стоит в степи одинёшенькая глинобитная мазанка, с сараями на заднем дворе. Электричества нет (до ближайшего поселка, наверное, не меньше полусотни километров), соответственно нет холодильников. Манты нам доставали из погреба, всё как и сто лет назад. Но, манты с бараниной и домашний хлеб, были изумительны. Подкрепившись, мы потряслись дальше. Вскоре, рядом с нами пошел свежеуложенный асфальт, огражденный перекопанными въездами, и, запрещающими знаками. Ехать по ухабам десятки километров вдоль идеально гладкого асфальта было сущей пыткой. Вскоре, второй пилот не выдержал, и с нездоровым блеском в глазах, завопил – поворачивай! Если водитель, вцепившись в руль, мог сохранять относительно вертикальное положение, и поддерживать контакт с креслом, то пассажира на сплошных ухабах колбасило от души. Из гуманитарных соображений, наплевав на запрет, преодолев инженерные заграждения мы вырвались на асфальт. Это была песня! Двадцать километров, на которые мы бы потратили мучительный час, мы пролетели за считанные минуты. Вскоре, кирпичи убрали, и, на дорогу пустили всех.
По первоначальному плану, мы должны были переходить границу под Орском, Сергей с Юлией оставались там ночевать, а мы через 300 км добирались бы до дома. Дорога в Оренбург через Актюбинск была немного короче, и мы с Константином прикинув по времени, решили что мы можем еще сегодня попасть домой. Под Иргизом экспедиция разделилась, мы в ускоренном темпе поспешили к Актюбинску, а пермский экипаж не торопясь двинул за нами до Хромтау, и к границе. Дорога шла хорошая или великолепная, наконец, появились посадки вдоль трассы, а Константин, измучившись на пассажирском кресле сел за руль. После Хромтау на небольшом участке дорожники занимались ямочным ремонтом. Константин блюдя ПДД снизил скорость до 40, как предписывали временные знаки. Вскоре, за нами образовалась небольшая вереница местных. Доехав до трактора, на котором висела табличка «20», Константин еще в два раза снизил скорость, местные не выдержали, и дружно пошли на обгон, через триста метров также дружно были остановлены дорожной полицией, а мы гордо проехали дальше. Обогнув по окраинам Актюбинск, мы вырвались на финишную прямую, до России всего 100 км. Заправившись на последние тенге, мы подкатили к таможне. Впереди ожидали въезда около десяти машин. Запускали сразу по три-четыре машины достаточно шустро. Время было девять часов вечера, до дома оставалось 150 км, все складывалось хорошо. До того момента, пока мы не попали на досмотр.
«Едете из Узбекистана?» – спросил таможенник, «Да», - ответили мы, предчувствуя проблемы, «А что такого?» «Полный досмотр, вы из региона повышенного риска!», - резюмировал таможенник. И начались танцы с бубнами.
Сначала нам предлагали весь шмурдяк из авто пронести через сканер, установленный в здании таможни, после того, как мы их убедили, что таким количеством барахла парализуем всю таможню, нам милостиво разрешили загнать машину в ангар, и выложить барахло там. Всё, даже коврики из под ног. Привычно выложив шмурдяк, дождались прихода таможенника. Он пришел не один, а с собакой. Минут десять собака обнюхивала каждый квадратный сантиметр авто, истоптав лапами весь салон, затем весь шмурдяк. Ничего там не обнаружив, нам было велено открыть капот и снять воздушный фильтр, и фильтр салона. Так, как там ничего не было, пришлось откручивать лючок бенозонасоса под задним сиденьем. Не найдя наркоты и там, нам было предложено посмотреть внутри запаски. Я уже начал кипятится, таможенник начал запугивать, что для слишком умных и строптивых у них камеры есть. Константин сохраняя спокойствие, стал переводить разговоры на отвлеченные темы, рассказывая о нашем путешествии. Но, судя по реакции таможенника, Аральское море, как, к примеру - Аравийское, для него были абстрактно далеко, и, нормальным людям там делать было нечего. Оставив попытку разбортировать запаску таможенник ушел, и вернулся с пограничником и другой собакой. Повторный шмон закончился тем же. То есть ничем. Ходя вокруг машины, и вспоминая, чему его ещё учили на курсах, таможенник наконец заметил сверху машины багажный бокс. «А там у вас что? Вещи? Вынимайте!» Походив, повздыхав, поспрашивав, куда же мы всё-таки дели наркотики, таможенник отправил нас к начальнику поста. Начальник, допросил всех и вместе, и по отдельности, ища несовпадения в показаниях. С географией у него было получше, и на пояснение, что в Узбекистан ездили на Аральское море, ответил, что Аральское море и у них в Казахстане есть, и незачем для этого в Узбекистан ездить. «Ну, еще мы старые крепости в Узбекистане смотрели», пытался я объяснить цели поездки. «Так вы в попы готовитесь!», резюмировал таможенник. Что называется, без комментариев. Затем хитрый казах начал выпытывать, каким путем мы вернулись из Узбекистана. Уточняя, что мы, конечно, проезжали Жамбыльскую область (где расположена благословенная Чуйская долина), и раз уж мы не везем афганский героин, то Чуйскую анашу, конечно, взяли. Я начал отнекиваться, что выехали сразу к Аральску, а в тех злачных местах не были. Казах не унимался, - «Ну, если не на продажу, так для себя малость, наверное, взяли?» Такая тягомотина тянулась почти час. Не знаю, это они пытались выполнять, как могли, служебный долг (отчасти соглашусь, двое небритых, немытых мужика, на забитом барахлом автомобиле, путешествующие непонятно зачем, выглядели, наверное, подозрительно), или ждали, когда я начну предлагать им деньги. Тем не менее, сутки уже закончились, и с нами надо было что-то делать. «В машине наркотики не нашли, в вещах не нашли», объяснял я таможеннику, «Значит, мы можем ехать?». Подумав, таможенник заявляет, - «Значит, вы их проглотили!». Занавес! Для полноты картины, нам еще в задницу залезть нужно. Мне было уже пофиг. «Не вопрос», говорю я, «Поехали на рентген!». «Чёрт с вами, езжайте!» сказал начальник поста, видимо поняв бесперспективность дальнейшего базара, и подписал наши бумаги. Костя в это время нарезал круги вокруг машины, чтоб нам и вправду чего не подсунули.
Наконец, в первом часу ночи, мы выкатились на нейтральную полосу, оставив за спиной «гостеприимный» Казахстан. Сергей с Юлей без проблем давно прошли границу, и уже размещались в гостинице в Орске в этот момент.
Стоя перед российским шлагбаумом, мы с Костей соображали, стоит ли говорить, что мы едем из Узбекистана, вдруг этот кошмар опять повторится, можно сказать, что на рыбалку в Казахстан ездили. Но, подумав, решили не врать. Российские погранец с таможенником выслушав наш сбивчивый рассказ, заканчивающийся просьбой нас не досматривать, т.к. уже все общупано, сказали, что досмотреть обязаны, - «От нас зависит безопасность страны!». Но, ребята молодцы, быстро и профессионально просмотрели вынутую верхнюю часть вещей, остальные досмотрели в машине, простили превышение лимита по пиву, и, пожелав счастливого пути, отпустили.
В кромешной тьме мы двинулись домой. В Акбулаке, я свернул не туда, и вскоре, потыкавшись по улицам, понял, что заблудился. Вот позорище, в степи и пустыне, даже в пыльную бурю не заплутали, а тут, можно сказать дома, такой прокол. Пришлось подойти к местному таксисту, который объяснил, как выехать. Залив в Соль-Илецке полный бак, борясь со сном, несмотря на выпитые энергетики, подъезжали к Оренбургу. Сулак встретил забытым запахом сероводорода из выбросов газовых промыслов. Высадив Костю налегке на даче, в пол четвертого утра, я был наконец дома.


Последний раз редактировалось: U_Serg (Сб Авг 21, 2010 20:40), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
apache
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 48
Зарегистрирован: 07.04.2009
Сообщения: 1757
Откуда: Оренбург

СообщениеДобавлено: Ср Июн 02, 2010 07:21    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

Перед публикацией отчета хочу выразить признательность формчанам
alexmgk444 и трамблеру, за их помощь в снаряжении нашего экипажа, и отдельное огромное спасибо Стасу М, предоставившему багажный бокс.
Также выражаю признательность ребятам с WWW.LAND-CRUISER.RU, путешествовавшим в тех местах, предоставивших нам неоценимую информацию.
_________________
Если ты, чувак, индеец - ты найдёшь себе оттяг,
Настоящему индейцу завсегда везде ништяк!


Последний раз редактировалось: apache (Вт Июн 08, 2010 08:22), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Foma kuzmich
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 34
Зарегистрирован: 24.02.2010
Сообщения: 14981
Откуда: МОЛОТОВ

СообщениеДобавлено: Ср Июн 02, 2010 07:25    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

Вот ведь а....как ребята вам повезло что решились, после такого отчета нах8й не нужны эти Ибипты с Турляндиями... Руль ..колеса, и меняющийся за окном пейзаж.... кстати у вас машины с кондеями были*? и думается мне - это самый большой и подробный отчет на форуме!!!
_________________
РШНГ off Cool Г ВИТАРО КОРИЧНЕВОЕ


Последний раз редактировалось: Foma kuzmich (Чт Июн 10, 2010 08:17), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Delerium
Живу здесь
Живу здесь


Популярность:
Возраст: 41
Зарегистрирован: 14.07.2008
Сообщения: 4289
Откуда: Пермский край

СообщениеДобавлено: Ср Июн 02, 2010 11:08    Заголовок сообщения:
Ответить на это сообщение

ждём ждём!!! Smile Wink
_________________
Вы только что начали читать предложение, чтение которого вы уже заканчиваете...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Chevy-Niva -> Отчеты о путешествиях Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3 ... 13, 14, 15  След.
Страница 1 из 15

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © phpBB Group
Размещение сайта в интернете olven.su